Вадим Андреев: Вы перечисляли деньги в Пенсионный Фонд, чтобы пополнить не чужую, а свою пенсию (24.06.2018)

Для начала послушаем, что о пенсионной реформе говорят её инициаторы. На брифинге на этот счет Председатель Центробанка Эльвира Набиуллина сказала:

"В значительной мере принятое решение (о повышении пенсионного возраста) окажет положительное влияние на рынок труда, больше будет людей, которые будут заняты в экономике. Но, конечно, для того, чтобы в целом избежать дефицита рынка труда, учитывая демографическую ситуацию, нужно, прежде всего, заниматься повышением производительности труда".
Не могу не отметить глубину поразившей меня мысли. Связав «дефицит рынка труда» с «демографической ситуацией» (поскольку в России сейчас умирает больше, чем рождается), глава Центробанка отметила, что эти проблемы может решить исключительно «повышение производительности труда». То есть чем больше человек в стране умрет, тем активнее должны трудиться живые. За себя и за покойников. Не говоря уже о пенсионерах, которые тяжким грузом легли на хрупкие плечи государства. Словом, поток граждан, устремившихся в «пенсионный рай», надо перенаправить на рынок труда. Экономика страны, которая скорее мертва, чем жива, нуждается в их рабочих руках, в их мудрости, опыте и знаниях. Надо быть людьми, не хоронить себя раньше смерти и оставаться в рынке.

Набиуллина говорит сухими словами биржевого игрока, но нотки тревоги в голосе все-таки есть. Несмотря на полную гармонию в статотчетности, в ближайшие годы могут «усилиться риски», что приведет к «предпосылкам прединфляционного давления». А это значит цены пойдут вверх. Как было в мае с бензином, когда цены «заморозили» (!) на пике роста и ушли бражничать в честь победы над жадными производителями нефтепродуктов. Суть этой комедии не только в том, что нефтяники залезли в карманы офисных хомяков и мелких лавочников, а еще в том (и это намного важнее), что покусились на святая святых статистики – показатели ценообразования и инфляции, влияющие на статистику в целом. Например, на динамику зарплат и индексацию пенсий. Когда растут цены, работник просит прибавки к жалованью, а пенсионер – к пенсии. Эти требования естественны, и едва ли здесь можно прикрыться дежурным правилом бизнеса «Платить – значит проявлять слабость».

О безработице, сопутствующей реформе, Набиуллина высказалась с очаровательным простодушием выучившей урок школьницы:

«Мы сейчас считаем, что безработица у нас находится на достаточно низком уровне, близком к равновесному».

Ловко, однако! Не было ни гроша, да вдруг алтын.  Но если с безработицей у нас всё в порядке, то и с экономикой в целом не должно быть особых проблем. Признанный творец экономики 20-го века, великий Джон Кейнс утверждал, что безработица и инфляция – это ключевые факторы, решая которые государство обеспечивает динамику роста. Эльвира Набиуллина должна знать об этом не хуже меня. Ее биографы пишут, что она была круглой отличницей в школе и вузе, то бишь училась на одни пятерки, к которым восхищенные преподаватели пририсовывали плюсы. Это впечатляет. Во всяком случае за мысли, высказанные руководителем Центробанка на брифинге 15 июня, я поставил бы пять и к ним два плюса.  Оказывается, «равновесный уровень (безработицы – авт.) в некоторых странах меньше, и у нас может быть меньше…». Например, уровень безработицы в США 3,7 процента, в Японии 3,2, в России 5,2, есть куда развиваться, несмотря на то что достигнутые нашей страной результаты лучше, чем в Германии и Франции. И надо не расслабляться на достигнутом, ставить перед собой и воплощать в жизнь амбициозные задачи, чтобы войти в обойму сильнейших экономик мира.  

Бог современности – это цифра. Грядущей пенсионной реформе предшествовала многолетняя цифровая артподготовка. Не остался в стороне от этой компании и «реформатор новой волны», глава Минэкономразвития Максим Орешкин:

- В ближайшие 5–6 лет, – говорит он, – Россия будет ежегодно терять примерно по 800 тыс. человек, относимых статистикой к трудоспособному населению. Демографическая ситуация в стране остается одной из тяжелейших в мире. Проблема в том, что в составе трудоспособного населения начинают учитываться россияне, родившиеся в самом конце 1990-х, когда в стране был зафиксирован максимальный спад рождаемости. Поколение очень маленькое, поэтому негативная динамика по численности трудоспособного населения будет сохраняться.

Отсюда следует, что статистический дефицит на рынке труда можно погасить увеличением возраста выхода на пенсию. «Очень маленькое поколение», рожденное в 1990-х, которое «надо учитывать», не дает креативному министру нужную цифру, поскольку число уходящих на пенсию намного выше, и полученная здесь разница представляет собой вопиющий цифровой ряд – по 800 тысяч каждый год. Понятно, что цифра - вещь лукавая, но даже если сократить её вдвое, легче не станет. И если к числу уходящих на пенсию прибавить «убывающих» в лучший из миров, то статистика рынка труда начнет рассыпаться и трещать, как солома. Тогда в самый раз заговорить как о «негативной динамике» на рынках, так и о смерти, которая стучит в любые двери, но намного чаще навещает дома пожилых людей. Смертность в стране в последние годы превышает рождаемость, тем не менее современный политикум относится к этой проблеме с бесстыдством человекообразных обезьян – в мусорку! Пожилой человек, теряющий учетный номер на рынке труда, не берется в расчет никем и нигде. Как пустотел, как дряхлое и немощное нечто или ничто, претендующее при этом на некий пенсион, чтобы жить жизнью кактуса на пустыре и портить статистику Набиуллиным и Орешкиным. Эксперты и политологи говорят, что у нас один работающий содержит двух, трех, четырех пенсионеров. Мало того, число «лишних ртов» растет, и нагрузка на работающих вот-вот станет невыносимым. Старики приравнены к людям-паразитам, живущим за чужой счет, и эта возведенная в степень ложь звучит по всем телеканалам.

Ну что тут сказать? На мой взгляд, безнадежно испорчена сама суть пенсии. Дело в том, что пенсии – это не подачки добрых дядь и не канцелярские «социальные гарантии». Пенсии – это долги государства перед работником. Речь идет о реальных долгах, накопленных путем перечисления денег в виде налога в Пенсионный Фонд в течении нескольких десятилетий. Представьте себе банковский депозит, сроком на 40-50 лет, с минимальной процентной ставкой, который человек регулярно, каждый месяц пополняет, умножьте на размер налоговых выплат из начисленной зарплаты, и получите сумму долгов, которую государство обязано вам возвратить. Еще раз: речь идет о золотом правиле экономики: долги надо возвращать, и тот факт, что ваш должник государство, не меняет дела.

Что касается того, что вы, якобы, живете за счет работающего «кормильца» - это номенклатурный симулякр. Вы перечисляли деньги в Пенсионный Фонд, чтобы пополнить не чужую, а свою пенсию. И если государство направило накопленные вами средства на «другие цели», то это проблема не ваша, а государства. А если оно – банкрот, бездарно промотавший ваши деньги, то должно хотя бы объявить о банкротстве, а не блефовать, как проигравшийся «под ноль» карточный игрок.

Есть и такое мнение: пенсионная реформа – это попытка госаппарата отсрочить выплаты по пенсионным долгам: женщинам на 8 лет (ай, как это не по-мужски!), а мужчинам на 5 лет. Говорят, что гражданам следует немного потерпеть, и всё образуется: на заслуженный отдых уйдешь позже, зато платить будут больше.

Пару дней назад министр финансов Антон Силуанов сообщил, что пенсии 2019 года будут индексироваться на 6 процентов. Откуда эта цифра? Да бог его знает. Но в любом случае это большой успех финансовых властей страны. Правду говорят, что раз в жизни и палка стреляет.
24.06.2018

Вадим Андреев
Источник: http://zavtra.ru/blogs/lukavaya_tcifra




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта