Дмитрий Скворцов: Униатские мечтания автокефального Томаса (12.12.2018)

В тексте «Тайное знание униатов о Томасе» мы показали, что создатели «украинской державы» создавали «автокефальную церковь» лишь ступень к унии. Равно и нынешний киевский режим видит лишь в унии подлинно украинскую церковь. И уж тем более сами начальники украинской унии всегда прекрасно понимали, к чему ведёт украинская автокефалия.
Осознают ли это сами «автокефалы»?
В тот самый 1942 год, когда Шэптыцькый провёл три синода, посвященных «послушанию новой (гитлеровской, – Д.С.) власти» и «окатоличиванию Украины» будущий патриярх «УАПЦ», а затем и «УПЦ-КП», а тогда «епископ» Скрыпнык признавался: «Уния? А почему бы и нет? Разве те, кто пошли на унию с Римом, что-либо потеряли? Пусть с чертом, лишь бы не с Москвой. Но об этом еще рано говорить» (Феодосий (Процюк), архиеп. Обособленческие движения в православной Церкви на Украине с 1917 по 1943 г. [Машинопись]. Смоленск, 1978–1979. Т. 5. С. 254. Цит. по Цыпин В., прот. История Русской Церкви 1917-1997Глава VI. Русская Православная Церковь при местоблюстителе Патриаршего престола митрополите Сергии). По воспоминаниям члена Центральной Рады ОУН, экс-капеллана батальона «Нахтигаль» И. Грыньоха, участники упомянутых синодов постановили «изменить духовность наших неприсоединившихся братьев так, чтобы они сами хотели объединения с Католической Церковью и стремились к этому». Но, как видим, духовность лидеров самочинных сборищ менять не требовалось.
Даже внешне.

Вот что писал после освобождения Киева от гитлеровцев уполномоченный по делам церкви при исполкоме Киевского облсовета: «Афтокефалисты при немцах православным священникам житья не давали (даже атеист понимал, что «автокефалы» – не православные, – Д.С.), писали на них доносы, а некоторых просто продавали. Рассказывают, что многие автокефальные священники работали в учреждениях Гитлера, а некоторые были заместителями бургомистров (так Скрыпнык в июле 1941 г. был приглашен немецкими властями из Польши в качестве советника для подбора кандидатов на должности в украинской администрации, – Д.С.) и что автокефальная церковь молилась за Гитлера о даровании победы его воинству» (ДАКО. – Ф. Р-4828. – Оп. 3. – Д. 1. – Л. 2).

2-fbfgnfgngn
Племянник и адъютант Петлюры Скрыпнык в форме хорунжего армии УНР

Ещё до окончания войны – в апреле 1945 г. – бежавшие в гитлеровском обозе «автокефальные епископы» Шэприкэвыч и Охотэнко обратились к Папе Римскому Пию XII с прошением о принятии УАПЦ под его власть (Воскресения День, просветимся людие! Пасхальный сборник. Издание пресс-службы УПЦ. Киев, 2008 г. С.20). Сам же Скрыпнык, осев, разумеется, в США, до поры до времени делал вид, что сторонится униатов, которые не упускали случая упомянуть о «хуторянской отсталости», «неканоничности и самозванстве» автофекалов. Однако в преддверии возвращения на Украину (где Горбачёв после с встречи с папой римским реабилитировал унию) успел в далёкой Австралии «обменяться братскими поцелуями» и совершить совместный молебен с местным униатским бискупом И. Прошком (Клим Дмитрук. Униатские крестоносцы вчера и сегодня. 1988. С. 43.).

Уже в 1992 г., когда во Львов из Рима был перевезены останки униатского «патриарха» Слипого. «Патриарх» Срыпнык с воодушевлением воспринял приглашение действующего униатского «патриарха» Любачивського принять участие в торжественном перезахоронении Слипого в крипте собора св. Юра. Слипый для Мстислава был «страдальцем за Христа Спасителя и великим патриотом Украины» («Українське православне слово». 1992, N 7-8. Цит. по В.И. Петрушко.Автокефалисткие расколы на Украине в постсоветский период 1989-1997. Гл. IX. Идеология раскола.).

Преемник преставившегося в 1993 г. Скрыпныка Д. Ярэма ещё до своего избрания главой «УПЦ-КП» в интервью бюллетеню католического колледжа Томы Аквинского поведал, что «страшной разницы» между католиками и православными нет. Но всё же сначала «мы – автокефалы… пойдем на Восток, так как там еще не время говорить явно о папе и католицизме, ибо там сразу восстанут против нас» (Патріарх УАПЦ Димитрій (Ярема): "Треба доброї волі, щоб зійшлися християни і об’єдналися, але я не доживу до того часу" // Бюлетень Центру релігійної інформації. 1996. N 4 (15). 16-31 березня. С.19-23. Цит. по В. Петрушко. Автокефалисткие расколы на Украине в постсоветский период. - М.: Изд. Св.-Тих. богосл. ин., 1998. - С. 176-178).

Став на следующий год патриярхом, Ярэма рассказал, что своим учителем считает униатского «митрополита» Шэптицького. Не случайно будущие «священники УАПЦ» направлялись им на учёбу в униатскую «Львовскую богословскую академию», а преподаватели из данной академии читали лекции в коллегии «УАПЦ». «Можно представить себе, сколь мало от православного богословия осталось в раскольничьем учебном заведении, где заправляют униаты-галичане, – замечает профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Владислав Петрушко. – Весь исторический опыт римо-католической церкви уже не раз показал, что в Ватикане давно научились извлекать максимум выгоды из внедрения католиков в образовательный процесс. Пример беспрецедентного влияния иезуитский школ на формирование униатского сознания в западнорусских землях в XVI столетии, кажется, раскольниками сознательно не принимается во внимание».

Ректор упомянутой коллегии «епископ Харьковский и Полтавский УАПЦ» Исычэнко в 1994 г. отслужил панихиду по «учителю» своего начальника Ярэмы – униату Шэптицькому, подчеркнув выдающееся значение оного в деле становления украинской национальной идеи (В. Петрушко. Автокефалистские расколы на Украине в постсоветский период. - М.: Изд. Св.-Тих. богосл. ин., 1998. - С. 176-178).
В итоге руководимая ректором вышеупомянутой коллегии «Харьковско-Полтавская епархия УАПЦ» (считающаяся «самой канонической» среди «епархий» «УАПЦ» и «УПЦ-КП») в 2015 г. приняла решение «о евхаристическом общении и административном единстве» с униатской т.н. «Украинской греко-католической церковью» («УГКЦ»). Как пояснил глава епархии Игор Исычэнко департаменту информации «УГКЦ», уния лучше всего сохранила «киевскую традицию» в богослужении и богословии, дескать, уничтоженную в православии «московским влиянием».

Заметим, спикер «Киевского Патриархата» Иван Зоря, комментируя решение «Харьковско-Полтавской епархии» высказал лишь опасение в том, не станут ли «православные» и униаты вспоминать в связи с этим «старые обиды и недоразумения». О попрании канонов православия и Апостольских правил речь даже не шла.

Впрочем, «обиды и недоразумения» легко «забывались», еще и не будучи старыми. Вместе с канонами, запрещающими служить и даже совместно молиться с еретиками. Так ещё один соучредитель и первый управделами «УПЦ-КП» в 1992 г. (когда передел захваченной собственности между «УГКЦ» и «УАПЦ» на западе Украины ещё не завершился) И. Масэндыч в составе делегации украинских «священнослужителей» принял участие в соборном молебне униатской общины Мюнхена. И даже «в знак особого почтения к греко-католикам» попросил у их «архиепископа» послужить в его униатском омофоре. После чего данная часть облачения была преподнесена «православному» в дар.

В мюнхенском униатском культурном центре состоялась «братская встреча церквей-сестёр» на которой Масэндыч рассыпался в комплиментах унии. И это в разгар униатских погромов православия в Галичине (Священик Ростислав Ярема. Розкольницькі рухи в українському православ’ї у XX–XXI століттях. Киев, 2008. — С.43, 44).

Но самый показательный пример «улаживания недоразумений» – «митрополит Львовский» А. Горак. В 1989 г., его – тогда ещё канонического священника доставили в больницу с сердечным приступом после того как «греко-католики» захватили его храм прямо во время богослужения. А через пять с небольшим лет Горак, уже будучи филарэтовцем, служил вместе с коллегой из «УАПЦ» в… кафедральном римо-католическом соборе Львова латинскую мессу. В том же 1995 году Горак совершал вместе с католиками и в униатском «монастыре» праздничную службу в честь 400-летия Брестской унии (Бюллетень АРI. 1995. N 21. 22 мая и N 22. 29 мая).

А что же начальник Горака и как канонического священника и – затем уже – как ряженного Филарет Дэнысэнко? В том же 1989 г. последний метал громы и молнии по поводу возможной легализации унии.

Но спустя каких-то шесть лет, сразу же после вступления в должность «патриарха УПЦ-КП» Филарет в программной речи призвал к совместному с униатами созданию «единой национальной поместной церкви » (Священик Ростислав Ярема. Розкольницькі рухи в українському православ’ї у XX–XXI століттях. Киев, 2008. — С. 119).

Уже на посту лжепатриарха он принял участие в церемонии инсталляции новоназначенного «Киево-Вышгородского экзарха УГКЦ епископа Любомира Гузара» (Священик Ростислав Ярема. Розкольницькі рухи в українському православ’ї у XX–XXI століттях. Киев, 2008. — С. 120). И это притом, что создание в 1996 г. униатского экзархата в Киеве вызвало возмущение православных. К тому же, произошло это в нарушение Баламандских соглашений между Московским Патриархатом и Ватиканом, осуждающих прозелитизм (Бюллетень АРI. 1996. N 14. 5 апреля и N 15. 12 апреля). «С умилением епископ Гузар лобызал главу УПЦ КП, лишенного митрополичьего сана Русской Церковью», – пишет Петрушко.
Но перед этим территорию Матери городов русских пометил «архипастырским визитом» сам папа.

3-fbnnhn

«Униаты подготовили к визиту проект Закона Украины "О реабилитации Украинской Греко-Католической Церкви", – писалглава пресс-службы УПЦ (МП) Василий Анисимов. По данному акту униатам возвращалось все имущество, храмы, монастыри, "захваченные другими конфессиями", начиная с 1596 г. «Словом, все, что в борьбе с православными захватывали или разоряли униаты, теперь должно быть им же возвращено (ст. 2 проекта Закона)», – пояснял Василий Семёнович. – Отдельной (4-ой) статьей предусматривалось “возвратить” Софию Киевскую, Киево-Печерскую Лавру, Почаевскую Лавру, Мукачевский монастырь “как национальные святыни, построенные или принадлежавшие УГКЦ”. Хорошенькие аппетиты, нечего сказать. Впрочем, некий акт доброй воли явлен по отношению к союзникам униатов по борьбе с Православием раскольническим группировкам (филаретовцам и автокефалистам). Не напрасно Филарет с Мефодием (тогдашним лидером «УАПЦ», – Д.С.) так лебезили перед понтификом. Статья 6 проекта гласит: "Культовые строения – храмы – могут, при согласии собственника, использоваться религиозными общинами иных конфессий (УАПЦ и УПЦ-КП) по установленному УГКЦ графику для проведения Богослужений и религиозных ритуалов, при отсутствии у них собственного помещения"».

Начало совместным службам униатов и «автокефалов» положил в 2003 г. молебен «патриархов» Дэнысэнко и «патриарха» Гузара во Владимирском соборе (отнятом Филаретом у канонической церкви силами первых украинских неонацистов – УНА-УНСО ещё в 1992 г.) (Священик Ростислав Ярема. Розкольницькі рухи в українському православ’ї у XX–XXI століттях. Киев, 2008. — С. 120).
Как следствие, Гузар «задним числом» предложил папе «пересмотреть канон, запрещающий католикам совершать евхаристию совместно с представителями некатолических церквей». Ватиканский синод по его словам воспринял это «спокойно и без особых эмоций». Осталось, мол, лишь подвести итоги в рамках «широкой дискуссии в среде Киевской церкви». Итогом «дискуссии», очевидно, стал ритуал совместного «освящения» служителями «УГКЦ», «УПЦ-МП» и «УАПЦ» экуменической часовни на месте предполагавшегося строительства «межконфессионального храма».

Не удивительно после этого, что принявший католичество (что потребовало клятвенного отречения от Православия) «архиепископ УПЦ-КП» Юрчык продолжал возглавлять филарэтовскую «епархию». Это вполне укладывается в «церковно-историческую концепцию» от «УПЦ-КП», по которой православное население Речи Посполитой, оказывается, «добровольно ушло под Папу Римского, спасаясь от преследований русских царей-патриархов». Ещё раз: «русских царей» в Речи Посполитой!
Поэтому в 2012 г. никого уже не поразило объявление Денисенки о молитвенном общении «УПЦ-КП» и «УГКЦ» в целом.

Примечателен в этом отношении рассказ исповедника веры наших дней, волынского протоиерея Олега Сирко об «унификации» униатской и «автокефальной» служб: «На Украине в униатских храмах, за исключением монастырей Студийского устава, суточный круг богослужения уже не совершается, так как повсеместно вошло в практику совершение литургии в вечернее время... У автокефалов и филаретовцев всенощное бдение состоит из одной лишь вечерни, после которой иногда читается акафист. Утреня не служится почти нигде. Если ее все-таки совершают, то вместо шестопсалмия и кафизм читаются избранные псалмы, из канона – лишь ирмос 9-й песни, тропарь и кондак. Большинство ектений опускается. Сугубая ектения сокращена до четырех прошений. Часы не читаются вообще. Таким же образом «совершается» и литургия. Особенно тягостное впечатление производит принятая у греко-католиков, а местами и у раскольников, манера преподавать Святое Причастие: из гигиенических соображений униатские священники мечут частицы Святых Даров в глотки верующих так, чтобы лжица не касалась уст причастников».

«У нас особенное сотрудничество с УГКЦ, потому что у нас существует общность государственнических позиций, – поясняет уже Дэнысэнко. – Что же касается объединения, то оно возможно потому, что мы вместе существовали 600 лет, а разъединены – 400. Поэтому мы не случайно говорим об общих корнях, о Владимировом крещении – мы вышли из одной купели и причины, которые нас разделили сейчас не существуют (то есть, учинивший унию Рим, как следует понимать главу «УПЦ-КП», более не считается вне Церкви, – Д.С.). И поэтому у нас есть причины думать о том, что в будущем мы можем, если захотим, создать единую церковь на Украине».

И поэтому же ничуть не смутили Филарэта утверждения коллеги по «патриаршеству» Шэвчука о том, что «Все церкви на Украине способна объединить фигура святого Иосафата». Да-да – того самого серийного маньяка – «душехвата» Кунцевича, чьё имя стало для православных Юго-Западной Руси нарицательным. Даже некоторые из униатских теологов усомнились в своевременности столь залихватского подхода к прозелитизму: «Ведь всем хорошо известно, что св. Иосафат является как раз той исторической фигурой, которая не объединяет, а разделяет православных и греко-католиков, потому что тогда как первые считают жестоким гонителем Православия, для вторых он священномучеником за единство Церкви Христовой. Поэтому очевидно, что православные должны были воспринять закладки мощей св. Иосафата на престол новоосвященного Патриаршего Собора в Киеве как провокацию. Если мы хотим действительно достичь понимания с православными, то св. Иосафат для этого очень плохо предоставляется, и на его прославлении мы здесь далеко не зайдем».

Опасения оказались напрасными. 12 ноября 2018 г., «в день воспоминания мученической смерти св. Иосафата Кунцевича» в униатском костёле Владимир-Волынского (на родине «героя») торжественно молились римско-католический и униатский бискупы вместе с «епископом Киевского патриархата». Последний, в ответ на речи униатских собратьев о заповеданному душехватом «единстве», призвал свершению этого «единства» не на словах, а на делах. Как, собственно, и действовал Кунцевич.
Это, пожалуй, всё, что нужно знать о «единой поместной церкви» в понимании украинских «автокефалов».
Но как же относится к униаткому будущему «украинской поместности» т.н. канонические автокефалисты – лобби небезызвестного Томаса в УПЦ (МП)?

Об этом – в следующем нашем материале.
12.12.2018

Скворцов Дмитрий

Источник: http://alternatio.org/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта