Алексей Черников: Российское образование: путь в никуда (17.03.2018)

Сегодня много говорится о необходимости изменения системы нашего образования. Одним из наиболее популярных проектов является возвращение к советской системе образования. Многие аналитики, чиновники и профессионалы-преподаватели сходятся на том, что подобный путь развития не просто приемлем, он необходим. Однако каким образом можно возродить советскую (или, по крайней мере, близкую к ней) систему? Высказываются разные, порой диаметрально противоположные точки зрения.

Одну из них недавно озвучила министр образования О.Ю. Васильева: внедрение трудового воспитания, дежурств в классах и т.п. Спору нет, трудовое воспитание – важная составляющая советской системы образования, так же, как и воспитание нравственности, патриотизма, альтруизма. Но вот беда: это не образовательная, а воспитательная составляющая этой системы. Кроме того, и в воспитательном смысле подобная мера может дать эффект только в комплексе с другими мерами. Какими именно?
Воспитывать уважительное отношение к труду можно если само государство (равно как и общество) ценит человека труда, создает необходимые условия для трудовой деятельности: гарантирует право на труд (уничтожает или сводит к минимуму безработицу: безработным может быть лишь тот, кто не хочет трудиться); создаёт достойный уровень зарплат, ликвидировав огромный имущественный разрыв между различными категориями населения и регионами страны (уровень зарплат может и должен различаться, но не в 50-300 раз; 1% жителей России не может иметь в собственности 90% недвижимости и получать 71% доходов населения!); возродить социальные гарантии (бесплатное и качественное на самом деле, а не в декларациях чиновников и депутатов, образование, здравоохранение); предоставлять жильё (возможность получить квартиру от государства должна быть не только у чиновников и работников силовых структур) и т.д. «Возрождением» дежурства в классах всего этого не наверстаешь. Уважение к труду – это системное воспитание, которым должно заниматься все общество, а не только классный руководитель в свободное от уроков, бумаг и прочего время (хорошо, если это время сейчас вообще у него есть).
 
Воспитание патриотизма, нравственности – это не разнарядка сходить всем классом на шествие «Бессмертного полка» или помочь старушке в день пожилых людей. Речитативом на 9 мая «Вспомним всех поимённо, горем вспомним своим» всего этого не воспитаешь. Как можно воспитывать нравственность в условиях, когда «творческая интеллигенция» с возмущением вопит о «возрождении «сталинской цензуры» при попытке даже не запретить, а просто высказать негативное мнение о «шедеврах» вроде балета «Нуриев», не говоря уже о «творчестве» печально известного «Гоголь-центра»? Когда курсанты лётного училища устраивают «гей-парад в отдельно взятой общаге» и интернет разрывается от флеш-мобов в их поддержку? Когда в стране то тут, то там резвятся психически больные «активистки» а-ля Pussy Riot, борющиеся не понятно за что, как это возможно?
 
Как возможно воспитывать патриотизм в стране, где ещё недавно по всем каналам демонстрировались (а порой и сейчас демонстрируются) фильмы типа «Сволочи», «Штрафбат», «Московская сага», «Матильда», не имеющие ничего общего с реальностью, но позорящие нашу страну? И это уже не говоря о «чудесах» заморской киноиндустрии. Или когда со всех трибун выплёскивают свою русофобию «деятели культуры», подобные А. Серебрякову, поливающему из комфортной Канады свою Родину грязью, но делающему здесь свой «гешефт»?
 
Да, по сравнению с тем, что было 15-20 лет назад, в воспитании нравственности и патриотизма государство сделало конкретные шаги в положительном направлении. Но похоже, сделав их, власть успокоилась, решив, что сделано слишком много. Но на самом деле нет ничего хуже полумер: они создают видимость положительных перемен, успокаивают, расслабляют, но не решают проблему. А без решения означенных проблем общественного сознания воспитательные мероприятия в школе по большей части – нудная и скучная обязаловка.
 
Впрочем главной бедой нашей системы образования всё же является не воспитательная, а именно образовательная составляющая. Низкий уровень образованности, почти полное отсутствие знаний у большинства российских школьников и студентов уже стали «притчей во языцех». Главной причиной этого является переход на западные стандарты образования. Что же необходимо сделать?
 
1. Отменить ЕГЭ. Проводимое в форме тестов, оно не выявляет реальных знаний. Да и сама процедура сдачи скорее похожа на «шмон на зоне», чем на вступление выпускников во взрослую жизнь. Кстати, по мнению чиновников от образования может ли подобная процедура способствовать воспитанию гордости за свою страну, или хотя бы чувства собственного достоинства у детей? Все это разительно отличается от того, что было в советской школе. Но пока есть ЕГЭ, которое невозможно сдать без репетиторов (вопросы часто рассчитаны не на среднестатистического школьника, а на участников предметных олимпиад, или же вообще кроме авторов никто на них ответить не сможет), школа будет продолжать не давать знания, а натаскивать на сдачу ЕГЭ. У учителей просто нет другого выхода. Нет ни одного серьёзного довода в пользу того, чтобы ЕГЭ сохранить. Кроме, пожалуй, одного: значительная часть учителей и преподавателей ВУЗов является репетиторами по подготовке к ЕГЭ, т.е. зарабатывает на этом деньги. Впрочем, этот вопрос можно решить, подняв зарплаты педагогам. Кроме того, ЕГЭ мешает поступлению в ВУЗы. За несколько месяцев до сдачи ученики должны определить, какие именно предметы они будут сдавать (изменить своё решение перед сдачей ЕГЭ практически невозможно). Если в СССР были вступительные экзамены в ВУЗы, то теперь их заменили результаты ЕГЭ. Если раньше школьник, сдав школьные экзамены, мог поступать в любой ВУЗ на любую специальность, то теперь только туда, куда позволяют результаты ЕГЭ. Это резко ограничивает возможности школьника. 
 
2. Вернуть вступительные экзамены в ВУЗы. Вступительный экзамен – это не просто формальность, это своего рода профотбор. Принимая эти экзамены. преподаватели ВУЗа видят, что из себя представляет абитуриент на самом деле, насколько он подходит для обучения на данной специальности. Серьёзным возражением против этого может быть только то, что возможна коррупционная составляющая в случае принятия экзаменах в ВУЗах. Сейчас мол, преподаватели лишены возможности брать взятки за поступление и т.п. Однако, кто сказал, что это невозможно при ЕГЭ? В течение ряда лет лучшие показатели по ЕГЭ по русскому языку демонстрировали жители республик Северного Кавказа. Вы всерьёз верите, что они знают русский язык лучше, чем его носители - школьники из Владимира, Рязани, Курска или Ярославля? Представьте, что, пройдя один и тот же тест по английскому языку, школьники, скажем Костромы, сдали его лучше, чем школьники Лондона или Бирмингема. Сомневаюсь, что не только школьники, но и многие преподаватели пройдут эти неадаптированные для русских тесты лучше, чем носители языка – англичане. Комментарии, как говорится излишни.
 
3. Ввести единые учебники по предметам. Отсутствие единых учебников – беда нашего образования. Государство должно иметь не только единый образовательный стандарт, но и единый учебник, пользуясь которым можно было бы сдать предметные выпускные экзамены в школе и вступительные в ВУЗ. Сверх единого учебника по предмету никто не вправе требовать от школьника дополнительных знаний. Учебник должен быть исчерпывающим, на 100 % соответствующим гос. стандарту. Учебник в образовании – то же самое, что личное оружие в армии. Его должен уметь освоить любой школьник. Возражения тех, кто считает необходимым сохранение плюрализма мнений учёных и тому подобную чушь отмету сразу – плюрализм мнений является ценным, когда он рассчитан на людей, в полной мере обладающих базовыми знаниями. В противном случае это не образовательное, а вредительское средство.
 
4. Полное изменение структуры высшего образования. Необходимой уйти от Болонской системы. В реалиях современной России эта система не даёт ничего. Совершенно искусственным является деление на бакалавров и магистров. Магистратура представляет собой нежизнеспособное, надуманное образование. Представьте, что бакалавр юрист или экономист поступает в магистратуру на инженерную специальность, не имея по сути базовых знаний (а откуда они у него возьмутся, если он 4 года не изучал ни одного специального предмета, необходимого инженеру). Пишу об этом, потому что знаю подобные примеры на практике. В итоге получаем уродливого Франкенштейна, не умеющего толком ничего делать. Но главный вопрос в другом: а для чего собственно вообще нужно подобное деление? Если отмести страдания о том, что «весь цивилизованный мир веками апробировал эту систему» и тому подобную ересь, оказывается нужна нам болонская система, чтобы наши дипломы признавались на Западе, в «цивилизованном мире», т.е., чтобы наши выпускники могли найти там работу. Давайте задумаемся: мы с вами тратим деньги налогоплательщиков (считай наши!) на то, чтобы выучить успешного студента (другой на Западе никому не нужен), а потом он уедет «за бугор» создавать блага для чужого дяди, а не работать в нашем народном хозяйстве – зачем нам это нужно? Недавно в интервью ректор одного из столичных ВУЗов с гордостью распинался о том, сколько его выпускников работает за границей (да-да, именно это предмет гордости и один из главных показателей эффективности ВУЗов, а вот о том сколько его выпускников работает по профессии на Родине скромно умолчал. Кстати, к вопросу о патриотизме: как можно одновременно учить любить Родину и ориентировать на то, что если ты успешный, то будешь работать вне её пределов, готовить к тому, что самое главное приносить пользу чужой стране и чужому народу? Как говорится: «вопрос конечно интересный».
 
5. Необходимо прекратить бюрократизацию образования. Сам процесс преподавания в ВУЗах уже давно стал вторичным. Главное оформлять бесконечные бумаги (РПД, УМК, УММ и т.п.), идея изменения которых рождается у чиновников быстрее, чем высыхают чернила на подписях приказов для разработки этих документов.

Происходит настоящее жонглирование стандартами, ежеминутная смена поколения стандартов: 2, 3, 3 «+», 4 и т.д. Невольно возникает вопрос по поводу наших чиновников: может быть они в детстве не доиграли? Но, к сожалению, воплощать всю эту ахинею приходится преподавателям. Воплощать в ущерб образовательному процессу. Самое главное – качество образования от деятельности Минобра не только не улучшается, но значительно ухудшается. Хотя по отчётам все красиво: на основе «изготовленных» ВУЗами бумаг даются лицензии (если бумаг не хватает, лицензии отбираются), пишутся рапорты и отчёты о том, что качество неумолимо растёт. А что на деле? На деле повторяется история с брежневскими приписками. В итоге наше образование напоминает историю с мотороремонтным заводом на станции Сиверской под Ленинградом. По документации завод был сдан в эксплуатацию в начале 80 гг., запущен, больше года отчитывался о выполнении плана, но вдруг оказалось, что существует он только на бумаге, а на том месте, где якобы был завод было обнаружено только заросшее травой поле…
 
6. Прекратить разгром ВУЗов под лозунгом «оптимизации образования». Не секрет, что в последние три года в ВУЗах прошли масштабные сокращения (что и дало возможность правительству поднять зарплату преподавателям). Однако далеко не всегда предмет, который мог вести уволенный преподаватель могут качественно преподавать его работающие коллеги. Особенно опасна эта тенденция для специалистов-предметников, которые отвечают за профессиональные дисциплины. Кого мы в итоге выпустим, если, скажем, сопромат будут преподавать специалисты по неорганической химии, а бухучет – выпускники исторических факультетов? Когда же, наконец, премьер Медведев и министр образования Васильева, поймут, что высшее образование – это не здание с евроремонтом, подъездами и пандусами, не куча никому не нужной отчётности, а уж тем более не красивый диплом с двухглавым орлом – это прежде всего преподавательский коллектив, способный передать студентам знания? Критерием эффективности ВУЗа должна быть не его экономическая рентабельность, а качество подготовки выпускников. Главное отличие советского образования от западного было в том, что наша школа учила выпускников добывать знания самостоятельно, постоянно учиться и совершенствоваться. Как специалисты, наши были на голову выше своих западных коллег. Именно поэтому Запад хотел разгромить и разгромил (с помощью наших либералов эту систему). Восстановить ее – задача национальной безопасности.
 
7. Вернуть престиж профессии учителя и преподавателя, в том числе с помощью материального стимулирования. Но для этого нужна «малость» - структурная перестройка всей экономики: новая индустриализация, возрождение производственного сектора. Только с его помощью можно возродить и содержать «убыточные» сферы экономики – здравоохранение, армию, образование. Впрочем, можно продолжать и как сейчас: отняли деньги у медиков – дали учителям; отняли у учителей – дали военным; отняли у военных – дали медикам…
 
Это далеко не полный перечень того, что нужно срочно сделать в сфере образования. Вы не согласны со мной? Что ж продолжайте ждать эффекта от ЕГЭ, от болонской системы, от формальных линеек на 9 мая, от дежурств с тряпочкой. Авось, да и случится чудо…

17.03.2018

Черников А.В.
сотрудник Курского филиала Института русско-славянских Исследований им. Н.Я.Данилевского, кандидат исторических наук


Читайте также:
5 доводов Ольги Васильевой, почему нам нужно вернуться к советской школе 

Госпожа Васильева, слушать ваши придыхания по поводу растущего благосостояния российского учителя становится с каждым разом всё сложнее и сложнее
 
Васильева рассказала о сложных вопросах в учебниках истории

 





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта