Игорь Стрелков: "Постараться докричаться если не до разума, то хотя бы до чувства самосохранения людей, которые нами управляют!" (28.11.2015)

Некоторые тезисы:
1. К сожалению, в отличие от многих наших высокопоставленных чиновников, которые выражают озабоченность каждую неделю, Эрдоган слов на ветер не бросает.
2. Это был не просто «удар в спину», а комбинированный плевок в лицо.
3. Обстановка на Донбассе остается очень плохой, и более того, взрывоопасной.
4. Им нужна капитуляция безоговорочная, максимально позорная, которая покажет всем, что Россия проиграла эту войну, не смогла защитить русский народ Донбасса, что позволит им дальше давить на Россию по поводу Крыма.
5. В ходе этого торга мы потеряли все козыри.
6. Почему официальные игроки от МИДа, от Администрации Президента, провалившие всё, продолжают "играть за Россию"?
7. Надо поддерживать Президента. Только если он сам и дальше будет продолжать себя «топить», патриоты не смогут ничего сделать.
8. Для России это война, потому что, Украина, какой бы она ни была, это всё равно часть России.
 (Это полная стенограмма «Разведопроса» с Дмитрием Пучковым от 25 ноября 2015)


Ведущий (Дмитрий Пучков): Я вас категорически приветствую. Публика просит больше мнений самого разного толка, как с одной стороны, так и с другой. Сегодня у нас специфическое мнение. Здравствуй, Игорь Иванович.

Стрелков: Приветствую тебя.

Ведущий: Что и где у нас происходит?

Стрелков: Как видишь, не успел приехать в Петербург – сразу узнаю неприятнейшую новость по поводу сбитого самолёта. И, может быть, кто-то бы на моем месте позлорадствовал, потому что получается, что подтверждается всё, о чем я говорил, когда только собирались развернуть эту операцию в Сирии, но здесь, конечно, ни о каком злорадстве речи идти не может.

Ведущий: Это наши люди...

Стрелков: Мало того, что это наши люди – фактически в войну влезли, теперь надо как-то выбираться из этой ситуации, желательно с наименьшими потерями, как людскими, так и для престижа государства.

Ведущий: Ну, а как считаешь, а зачем его вообще сбили? Туркам это зачем?

Стрелков: Давай говорить так: турки играют в тандеме, играют в команде. И вся команда играет против России. Когда всё это только начиналось, я пришел в ужас, потому что кроме Ирана – весьма специфического ситуационного, но всё же какого-никакого, союзника, – и кроме почти разгромленного Асада у нас там вообще друзей-союзников нет, то есть залезли в "змеиное гнездо". Естественно, что ни с Саудовской Аравией, ни с Катаром, ни с Турцией у нас даже теоретически не может быть никакого союза. Они все настроены на свержение Асада, на переформатирование Сирии, они все играют в концерте с США, соответственно под их диктовку в значительной степени. Поэтому, о какой региональной антитеррористической коалиции могла идти речь? Фактически влезли в горячую кашу, расхлебывать её теперь.

Ведущий: А чего они хотят, объединённые силы Турции, Саудовской Аравии, Катара?

Стрелков: Ну конечно, у них у каждого есть свои интересы. В любом случае они все планируют снести Асада и поделить Сирию.

Ведущий: А чем он им так не угодил?

Стрелков: Там, на самом деле, он мешает всем: у турков свои планы по воссозданию в какой-то степени турецкой империи, как я понимаю. Здесь геополитика, мне достаточно сложно рассуждать. У Катара свои планы с газом, у Саудовской Аравии – с нефтью. Опять же, исламский мощнейший фактор, рост исламского радикализма, салафизма в самых его агрессивных формах. В любом случае, лучше вызвать Эль-Мюрида за круглый стол, и побеседовать в этом отношении с ним, он в политической части достаточно силён и может все разложить. Я же стараюсь смотреть несколько уже, только на военно-политический аспект. В принципе, мы, заморозив один фронт, причем заморозив его достаточно слабо, то есть фактически сейчас он снова на грани разморозки, открыли второй. Причём, на мой взгляд, без всяких надежд на победу. Почему? Еще раз повторю свои аргументы. Сирия уже воюет четыре года, четыре года идет жесточайшая гражданская война, в которой меньшинство населения, поддерживающее Асада, в той или иной степени сражается против большинства населения, арабов суннитов, которые составляют две трети населения страны. Да, не все они поддерживают исламистов, не все они против Асада, есть те, которые за него воюют, но в целом, меньшинство населения поддерживает Асада. Страна разбита в хлам, было потеряно практически три четверти территории за последние три года войны. Пали крупнейшие города, пали крупные военные базы, объекты, армия обескровлена, и мы входим в войну на стороне Асада именно в момент, когда в принципе сил самостоятельно держаться у него уже не было. В течение текущего года армия сдавала объект за объектом, город за городом, провинцию за провинцией. В принципе, наверное, если бы наш авиационный контингент массированно не вмешался, может быть сейчас и Дамаск был бы захвачен противниками, или, по крайней мере, был бы на грани этого. Вся информация, которую сейчас мы имеем оттуда – сирийская армия потеряла в значительной степени свою боеспособность, очень сильно деморализована – по крайней мере была накануне входа российского экспедиционного корпуса. Ну, в общем-то, немногое изменилось: на основных направлениях воюют Хисбулла, иранцы, пакистанцы, афганцы, но не сирийские подразделения, поскольку они мало боеспособны.

Ведущий: А как это вообще выглядит? То есть, объясним для «чайников». Есть воздушные силы, которые могут подавить и после этого пойдут сухопутные войска. А они там вообще есть, в тех количествах, в каких надо?

Стрелков: Для наступления, подчёркиваю, на отдельно взятых участках – есть, но это опять же корпуса стражей исламской революции, иранского религиозного ополчения «Басиджы», это различные то ли добровольцы, то ли наёмники – сложно разобраться – из Пакистана, из Афганистана, и Хизбулла – шиитское движение Ливана. Это высокомотивированные бойцы, которые, действительно, могут продвигаться вперёд, собственно все успехи последних недель (правда скромные, надо сказать), достигнуты именно за счёт применения этих сил, которые с большими потерями, но, тем не менее наносят поражения так же высоко мотивированным, так же не очень хорошо обученным бойцам из различных исламистских формирований. Но после того, как эти подразделения заканчивают зачистку территории, они передают местность сирийцам, и уже не один раз и не два повторялась ситуация, что сирийцы сразу же сдавали отвоёванное, при первой же контратаке противника.

Ведущий: А вот наши говорят: там наши злобные ваххабиты, которые примкнули к ИГИЛу с северного Кавказа…

Стрелков: Есть. На самом деле не все они примкнули к ИГИЛ. Говорится по поводу самолета, что боевые действия на севере ведутся в Латакии против ИГИЛ, там ИГИЛ нет. Строго говоря, там исламского государства нет как такового. Там находится не менее экстремистское, не менее зловредное формирование исламистов «Джабхат ан-Нусра», которое постоянно, с самого начала войны поддерживается Турцией. Более того «Джабхат ан-Нусра» в значительной степени состоит из так называемых «туркоманов», это тюркоязычные, живущие на севере территории Сирии. Когда три дня назад, Эрдоган разразился грозным заявлением по поводу того, что он предупреждает Россию, чтобы она прекратила бомбить мирное население туркоманов на севере Латакии, у нас это пропустили, видимо, мимо ушей. Но, в отличие, к сожалению, от многих наших высокопоставленных чиновников, которые озабоченность выражают регулярно каждую неделю, Эрдоган слов на ветер не бросает. То есть за жёстким заявлением последовал не просто удар в спину, как выразился наш президент, а просто комбинированный плевок в лицо. Потому что сейчас мы оказались в классическом тупике, именно в том тупике, который, в общем-то, к большому сожалению, мы предсказывали. Как отреагировать на вот этот явно враждебный, демонстративно-враждебный факт? Посмотрите, ведь теоретически турки могли бы сделать всё красиво, они могли бы сбить наш самолет, и воспользоваться той подачкой, тем посылом, который им тут же предложило наше Министерство обороны, заявив, что просто самолет упал, и мы разбираемся. Можно было провести какие-то закулисные переговоры, что-то там обменять на что-то, и замять этот инцидент полностью. В конце концов, можно было заявить, что самолет сбили повстанцы, ну а с них взятки гладки, что взять с повстанцев. То есть теоретически вес это могло «прокатить». Нет, турки открыто заявляют, что самолет был сбит их ВВС, берут на себя полную ответственность, и не только не раскаиваются, не извиняются, но и говорят, что дальше фактически так будут продолжать. То есть это демонстративная позиция, это вызов, это перчатка в лицо. Почему они так себя ведут? Ну, естественно, понятно, что Турция – член НАТО, любой ответ России будет воспринят как агрессия, как нападение на члена НАТО. Во-вторых, Турция располагает мощнейшим козырем – фактически в ее руках находится все снабжение нашей сирийской группировки: через Босфор и Дарданеллы идет подавляющая часть грузов для снабжения.

Ведущий: То есть не самолетами, а морем.

Стрелков: Самолётами тоже идет снабжение, но как вы сами понимаете, во-первых, самолет – это будут золотые снаряды, золотые патроны, золотое продовольствие, а надо понимать то, что у нас ясно любому, даже диванному аналитику, что у нас не озвучивается по телевизору – что фактически сирийская армия за четыре года полностью исчерпала свои ресурсы, а значит сейчас воюет оружием и боеприпасами, которые идут от нас. И если это снабжение прекратится, воевать не сможет не только наш ограниченный авиационный и небольшой сухопутный контингент, не сможет воевать и вся сирийская армия. Сухопутных границ у нас с «друзьями» там нет! Сирия теоретически граничит с Турцией, с Ливаном, с Израилем, с Иорданией и с Ираком, естественно.  Границы с Ираком у Асада не осталось вообще, она вся находится под различными исламистами, в первую очередь, под ИГИЛом, частично контролируется только граница с Ливаном, частично с Турцией. Фактически ни одной сухопутной границы, через которую могла бы быть налажена логистика для снабжения достаточно большой группировки, просто нет. Снабжение: море и воздух, все. Зато боевики, получают соответственно… – каждый из региональных игроков снабжает боевиков. Саудовская Аравия своих, Турция своих, Иордания своих, кстати, об Иордании тоже не надо забывать, она активнейшим образом поддерживает боевиков. Достаточно просто поднять материалы, чтобы понять, что допустим, вторжение в Идлиб, вторжение в окрестности Дамаска осуществлялось боевиками, подготовленными американцами на территории Иордании. Но, а Израиль всегда сам по себе, естественно, к Асаду не очень лоялен. И мы получаем картину, что фактически Турция держит в своих руках снабжение всей группировки. Всё остальное – это только воздух. Опять же, воздух как? Помните, не так давно Болгария закрыла нам свое воздушное пространство, через турецкое воздушное пространство, наши военные грузы и так не идут, сейчас они идут через территорию Ирана и северного Ирака. Северный Ирак у нас контролирует частично ИГИЛ, частично американцы, средства ПВО явно американские. Стоит закрыть американцам воздушное пространство над Ираком, вообще все снабжение группировки, даже воздушное подвисает. И что нам, гонять как вторую тихоокеанскую эскадру вокруг света, из Санкт-Петербурга в обход всей Европы, через Гибралтар, а то и через Суэцкий пролив? То есть, турки играют в беспроигрышную игру, они оскорбляют Россию, они демонстративно дают вызов России. Честно говоря, я не знаю, чтобы я сделал бы, будучи на месте президента. Я, конечно, понимаю, что это вообще сильное заявление, но я вот не вижу выхода из этой ситуации. После того, как мы влезли обеими руками в эту горячую кашу, выдернуть их просто так не получится. Как? С одной стороны, надо на вызов отвечать, а с другой стороны - чем?

Ведущий: Утешать меня всегда можно ровно одним: что ты не всё знаешь, и тебе разведсводки на стол не кладут. Может там что-то происходит, есть какой-то хитрый план, но на деле как-то непонятно.

Стрелков: Дело в том, что у нас с хитрыми планами вообще всё очень хорошо, если бы не складывалось такое впечатление, что у нас проблемы растут как снежный ком, и надо выдумывать все более и более сложные хитрые планы, чтобы хоть как-то объяснить это позитивно. Ведь, собственно говоря, договариваясь о встрече с тобой я совершенно не ожидал, что нам придется начинать с Сирии, вообще не собирался ее обсуждать, тем более ситуацию с самолетом. Я собирался поговорить с тобой о Донбассе, о первом фронте, который «типа» заморожен, и который для меня, как ты сам понимаешь, является по ряду причин основным.

Ведущий: Ну, многие сразу сказали, что начало боевых действий в Сирии – это «типа» «чисто повод» отвлечь внимание от Украины.

Стрелков: К сожалению, я даже не могу возразить, потому что это здравая мысль на самом деле. Потому что одновременно с раскруткой военной истерии вокруг Сирии, полностью исчезает со всех новостных лент информация о Донбассе. А там обстановка остается очень плохой, и более того, как бы это сказать, взрывоопасной. Фактически украинские войска снова завершают подготовку своих ударных групп к наступлению. Мощные ударные группы сосредоточены в районе станицы Луганской, это район севернее Луганска, группировка, которая может нанести удар на Луганск и восточнее, отсечь Луганскую республику от границы. Вторая группировка сосредоточена в районе Бахмутки, там прямая трасса на Луганск со стороны Лисичанска – Северодонецка. Третья группировка сосредотачивается вокруг Горловки, причем нацеливается как между Горловкой и Дебальцево, так и между Горловкой и Донецком в районе Авдеевки и Ясиноватой. Четвертая группировка в районе Волновахи, та, которая нацеливается на Успенку через Докучаевск и Еленовку и частично на Новоазовск. То есть фактически, украинская армия снова приняла ту наступательную конфигурацию, которую она имела в августе.

Ведущий: А тогда что не сложилось?

Стрелков: А тогда сложились десятидневные ожесточенные артиллерийские бои по всему фронту. На фоне которых, видимо, прошли какие-то переговоры. То есть, с одной стороны, украинские войска, которые производили разведку боем, поняли, что сейчас, в данный момент, им быстрый блицкриг не светит, и попытались добиться своих целей путем полной реализации минских договоренностей, односторонней, со стороны России. Собственно говоря, как они не выполняли минские соглашения с самого начала, они их так и не выполняли.

Ведущий: Но, якобы, что-то там отводили?

Стрелков: Ничего они не отводили. На смену тому, что они под наблюдением ОБСЕ отводили на 15 км от фронта, непрерывно подвозилось из более глубокого тыла. Сейчас они даже уже не скрывают: эшелоны с танками, гиацинтами, самоходной артиллерией просто идут к фронту, но поскольку они не взяты на учет ОБСЕ, их как бы и не существует.

Ведущий: А где они их берут?

Стрелков: У Восточной Европы. Ремонтно-восстановительные базы, Харьковский ремонтно-восстановительный танковый завод работает в три смены. То есть работают непрерывно. Ремонтируют технику, готовят боеприпасы, готовят седьмую волну мобилизации, не говоря уже о том, что они уже, общем-то, её уже скрытно и проводили. То есть, они увольняют в запас осенью первую, частично вторую волны мобилизации, они максимальное количество призванных постарались оставить на контракт, и как бы неофициально проводили частичные мобилизации, в том числе даже в районе боевых действий, то есть непосредственно, на территории Донбасса. То есть чтобы просто пополнить комплект, не объявляя о всеобщей новой мобилизационной волне. Фактически, как готовились они к войне, так и готовятся, фактически они демонстрируют России свою готовность: либо она сдаст Донбасс сама, полностью, безоговорочно уже фактически – потому что теперь требование такое: мы уже приняли закон об «особых районах», вот передавайте нам границу. А что за закон? Формально он принят, то есть они назвали «отдельными районами Луганской и  Донецкой областей», написали, что их дальнейший статус будет определяться дополнительно. Формально закон есть, а статуса никакого нет. И вот на этом основании они говорят: границу передавайте сейчас.

Ведущий: А что говорят на Донбассе?

Стрелков: А на Донбассе ничего говорят. Донбасс своего слова не имеет. У нас там есть люди, которые, как говорится… Донбасс уже давно свое отдал, все свои бразды правления. Главным переговорщиком от России у нас остается небезызвестный Владислав Юрьевич, он же Сурков. Донбасс сейчас настолько критически зависит от России во всем, что иметь самостоятельное мнение он не может себе просто позволить. Давайте говорить прямо, не может он себе позволить.

Ведущий: Ну, если туда придут украинцы, там же реки крови польются.

Стрелков: Во-первых, будут реки крови, во-вторых, будут как минимум, десятки тысяч новых беженцев, а скорее всего и больше, и в-третьих, всё это скрыть, даже не за какой операцией в Сирии просто не получится. Понимаете, условно говоря, я вынужден об этом говорить, наши власти попытались перед Западом капитулировать на почетных условиях. Минские соглашения, надо говорить прямо – это почетная капитуляция. То есть нам дают сохранить лицо, Донбасс получает хотя бы какой-то формальный статус, ополченцы получают всеобщую амнистию, при этом они получают амнистию как преступники, в то время, как о «правосеках» и прочих нацгвардейцах даже и речи не идет, что они там что-то «не то делали». «Они все делали правильно»! Ну, и, в общем, Москва остается при каком-то маленьком дивиденде, Киев отчитывается о «великой победе», и вроде все довольны. Нет, такая капитуляция Запад, и тем более Украину как его марионетку, не устраивает категорически. Им нужна капитуляция безоговорочная, максимально позорная, под камеры, со всех сторон освещённая СМИ, которая покажет всем, что Россия позорно проиграла эту войну, не смогла защитить русский народ Донбасса, вообще никак, и что, в общем-то, позволит им дальше давить на Россию по поводу Крыма. Уже, действительно, гуляет информация, и она, к сожалению, видимо, имеет под собой какое-то основание, что сразу после сдачи Донбасса, в любой форме последуют переговоры по Крыму, по статусу Крыма.

Ведущий: Ну, в общем, многие говорят, что этот самый Донбасс использовался для того, чтобы торговаться про Крым.

Стрелков: Хорошо, тогда у меня возникает вопрос: это ж как надо «хорошо» торговаться, чтобы в итоге прийти к тому же самому, с чего начинали? В мае месяце украинской армии просто не существовало как таковой. Она была деморализована, абсолютно не готова воевать против России, что показали крымские события. Вместо того, чтобы воспользоваться этим и уничтожить антироссийскую хунту – а то, что она антироссийская на 100% было ясно уже тогда – вместо этого начали торг. Торг продолжается скоро уже, наверное, два года, более полутора лет, и в ходе этого торга мы не только потеряли все козыри, которые у нас были, все преимущества, но ещё оказались перед ситуацией, когда Украина начинает нам диктовать условия. Ещё подчеркиваю, в это же время мы, не закончив войну на одном фронте, влезаем в войну на другом фронте, где нам опять же бьют в спину и плюют в лицо.

Ведущий: «Красиво» получается.

Стрелков: «Красиво». Вот мне интересно, почему вот эти люди, которые официально являются у нас игроками, от МИДа, от Администрации Президента, почему они не только до сих пор, условно говоря, не репрессированы, выражаясь твоим языком, почему они продолжают раздавать карты, продолжают играть за Россию, когда они проиграли буквально всё, провалили всё, что им было поручено. Принимают одно за другим, подталкивают на неверные стратегические решения, и потом за них не отвечают. Как «красиво», «замечательно». При этом, подчеркиваю, я Президента в данном случае не обвиняю, он не может быть вездесущим, но если он своей команде и дальше позволит «за этим зеленым столом казино» проигрывать все, что есть в активе у России, –  не у них, а в России  – то «баклан злобный, сам себе злобный баклан», слышал такую поговорку? – то пострадают от этого все, в том числе и он, и мы в том числе.

Ведущий: Ну, с «гражданами» с Запада, по всей видимости, нам тягаться или рано или невозможно. У меня все время в голове картина, начиная с ельцинских, горбачёвских времен, аллегория: вот вокзал, на вокзале сидят урки все там в крестах, перстнях, сидят играют в карты и вдруг из вагона выходит колхозник Ваня, он тоже у себя на селе неплохо играл, в общем-то, умеет в карты играть. «Парни, можно с вами?» «Ну почему же нельзя? Конечно, Ваня, садись». Ваня сел, а дальше его «хором» «ветераны» известно чего, сидят и «обувают», раз за разом. Ну, не садись играть в карты с людьми, которые умеют это делать гораздо лучше, чем ты!

Стрелков: Ну, здесь же есть другой вариант, правильно? Если «Ваня» приехал в компании с «агрономом Лёшей», который сам отсидел, и у которого у этих урок, как говорится друзья и родственники. И Лёша его подталкивает: «Вань, да ты главное ставки повышай, я тебе зуб даю, мы все отыграем, точно!». Причем в итоге проигравшим окажется и агроном, условно говоря, и Ваня. Только агроному потом отстегнут из Ваниного проигрыша. Он у себя в Лондоне будет сидеть, и как говорится, прекрасно себя чувствовать. Может еще мемуары прекрасные напишет. А «Ваню» в лучшем случае в Гаагу отволокут. В лучшем случае, потому что Каддафи «не доехал», как говорится. Причем схема стандартная, «Ваня» должен был смотреть, условно говоря, как его предшественников «обули», вон трупы до сих пор валяются.

Ведущий: Была в моем советском детстве такая замечательная книжка, называлась «Откуда исходит угроза миру?». Тоже, вполне возможно, видел название.

Стрелков: Да.

Ведущий: Она очень известная была. Такой большой альбом, в котором была незатейливая карта Советского союза, вокруг которого везде, начиная от Норвегии и кончая Кореей, натыканы американские базы. Я чего-то не видел, чтобы наши базы были натыканы в Канаде и Мексике, вокруг США, а были какие-то жалкие попытки на Кубе, да, Вьетнам не рядом с Америкой в общем-то, так же как и Северная Корея. То есть, они всю свою сознательную жизнь от нас избавиться хотят, не от Советского союза, а от России, как таковой. Когда началась эта самая «перестройка», масса народа впала в недоумение, то есть, это сейчас мы танки распилим, самолеты поломаем, а дальше что будет? Если не в детском саду, то совершено ясно, что этим воспользуются люди, которые тебя сетью «дружелюбных» баз окружают со всех сторон. А теперь-то что делать? У нас вообще какие-нибудь шансы есть, нет?

Стрелков: Я думаю, что шансы-то у нас, конечно, есть. Но реализовать их можно только, если всех «друзей-приятелей», которые «зуб дают» срочно как-то «утилизировать» в той или иной степени. Хотя бы в Лондон отправить. Срочно просто. Иначе проиграемся не только до белья, а до органов проиграемся. Теперь проблема в том, что если раньше, проиграв в 1991 году (опять же, путём того, что у нас во главе страны уже сидела в ЦК КПСС группа откровенно предателей), мы проигрались до белья, догола проигрались. Теперь уже не на бельё играют, а на наши почки, печень, на наше мясо, условно говоря, идёт игра. Если срочно не поменять курс, при котором Запад всегда прав, и мы должны быть частью Запада, что мы должны следовать его примеру, и считать его партнёрами, то – всё! А это невозможно, это, извините, курс, когда фактически вокруг президента один агент Запада на агенте Запада сидит. Просто надо, условно говоря, прогнать всех через сыворотку правды по вопросам: Где твои дети? Где твои деньги? Есть ли у тебя там что-то или нет?

Ведущий: Ну, это всегда забавно, да, когда на параде едут баллистические ракеты, мне всегда интересно, это вы ими по Лондону «шарашить» собрались, где ваши дети сидят? Как-то это лицемерно несколько.

Стрелков: Ну, это уже, по-моему, классическая фраза стала. Я считаю, даже для того, чтобы просто попытаться выжить, России сейчас надо срочно менять управленческую команду, и Президенту в первую очередь надо менять управленческую команду. Я везде уже говорю, что как бы я лично к нему не относился, или как бы то ни было, есть чёткое осознание: его судьба сейчас и судьба России связаны намертво. Может быть даже намного больше, чем до крымских событий. Сейчас, если Россия утонет, утонет и он, никуда он сбежать не сможет.  Никуда ему не скрыться. Если утопят его – и Россия, тоже не факт, что удержится, потому что, скорее всего, попытаются на капитанский мостик вытащить совершенно откровенного вредителя, типа Горбачёва, который все сознательно развалил. Поэтому, я считаю, что в этой ситуации надо поддерживать Президента, только если он сам будет поддерживать себя, если он сам будет дальше продолжать себя топить, мы не сможем ничего сделать, ни обычные граждане, не патриоты, никто.

Ведущий: А гражданам что делать? Вот в настоящее время, что может делать рядовой гражданин?

Стрелков: Поменьше телевизору верить. Это единственное, что я могу порекомендовать. А так, я считаю, что индивидуальное спасение невозможно. Кстати, в свое время была, я считаю, совершенно блестящая книга   Беркем Аль Атоми: «Мародёр, Каратель». Многие не поняли, что там прекрасно была описана именно схема, что как бы ни был силен, зол, талантлив, физически развит, вооружён с ног до головы человек – если он останется индивидуалистом, он обречён. Поэтому и решение состоит именно в том, на мой взгляд, чтобы спасти срочно государство и общество, причём по максимуму спасти, желательно –  вообще не дать его разрушить.

Ведущий: А куда бежать, куда записываться?

Стрелков: Видимо, таким инструментом должен был стать Общероссийский Народный Фронт, но он им, естественно, не стал. То есть, он превратился в такую же бюрократическую говорильню, где люди пилят гешефты, пилят государственный бюджет, какой являются все наши партии. В данном случае, мне кажется, что наша задача, даже не широко для граждан, а наша с тобой задача, как и всех других людей, которые хоть как-то присутствуют в медийном поле, ну пусть не на «центральном ящике», а хотя бы в интернете, это постараться докричаться хотя бы не до разума, до чувства самосохранения людей, которые нами управляют. Я не имею в виду ту пятую колонну, которая привела нас в такую «блестящую» ситуацию войны на два фронта, где мы связаны по рукам и ногам, а тех людей, которым тоже, в общем-то, некуда бежать, которым тоже «светит» в лучшем случае Гаага.  Срочно надо что-то делать. Господа! Сро – чно! Иначе – хр.. бы с вами – страну утопят, но, если вы, наконец, условно говоря, «возьметесь за голову», то вас ещёготовы поддержать те люди, которые воспряли весной 2014 года, когда был присоединён Крым, которые готовы были за вас сражаться –  за страну и в том числе и за вас. Если вы этого не сделаете, вам «крышка», причём очень скоро. Ничего, что я лозунгами заговорил?

Ведущий: Только так и надо.

Стрелков: Вот примерно, то, что, я считаю, мы должны делать с тобой. Когда обо мне говорят: а что это он «трещит», он что, собирается заниматься политикой? –  Да меня от этих политиков тошнит. Я не собираюсь ни в эту Думу, ни на какие эти выборы, я вообще не верю, что в нынешней ситуации выборы спасут, что на выборах способен прийти к власти или хотя бы к тени власти честный человек. Всё уже развивается по закону такого дряного театра, даже не театра, а балагана, именно дряного балагана, где всем управляют как раз, как ты сказал, урки на понятиях, причем эти понятия они могут менять несколько раз за день от того, как им это выгодно. У меня сейчас нет возможности сражаться с оружием в руках, меня этой возможности лишили. Но хотя бы выполняю свой долг таким вот образом, стараюсь говорить там, где можно сказать. Собственно говоря, для этого я к тебе сегодня приехал, в том числе.

Ведущий: Не дай Бог, если такая возможность появится. Очень не хотелось бы. Но, надо быть готовым, по всей видимости, именно к этому.

Стрелков: Ну, ты посмотри, как быстро развиваются события. Как снежный вал покатился. Как историк, я вот вспоминаю, события Первой Мировой войны. Ещё в начале июля 1914 года никто даже поверить не мог, что начнется Первая Мировая война, и никому она была не нужна из обычных граждан. И более того, даже когда она началась, никто не мог подумать, чем она закончится для России. У нас в прошлом 2014 году, снова – какая-никакая – началась война, пусть не мировая, но для России это война, даже если бы она не вышла за пределы Украины, все равно в России была бы война, потому что, Украина, какой бы она ни была, это все равно часть России. Если на Украине идёт война, война идёт в России, невозможно от этого не отвернуться, не замолчать, не прикрыть какими-то там медиаповодами. Сейчас уже конец 2015 года, вот просто аналогия не напрашивается? Аналогии  идут прямые. Та же бездарность, глупость, саботаж. И власть опять, как и 100 лет назад, это все игнорирует, эти факты.

Ведущий: И никакая демократия этому не помогает, ничего она решить не может.

Стрелков: Какая демократия? О чём речь? Мы вступили в войну. Кстати, я хотел еще сказать про Донбасс, если уж мы вернулись к нему. Для меня было аксиомой, что в условиях военного времени, тем более в условиях гражданской войны, должна действовать единая диктаторская военная власть. Без нее никуда. Поэтому, не претендуя на неё сам, тем не менее, я создавал для неё базу, вводил в действие законы военного времени 1941 года, потому что других у нас не было. Вообще, после завершения Второй Мировой войны прецедентов действия военного законодательства на теории тории СССР и России не было. Но сразу после моего убытия, эти законы были отменены, и в рамках вот этого «театра абсурда», идет война, страна живет по законам «типа» мирного времени. На самом деле она живет в условиях беспредела. Просто полного беспредела.

Ведущий: «Порадовал», Игорь Иванович, чего я могу сказать!

Стрелков: Там сейчас ситуация отчаянная, в смысле населения. Как она была очень плохая, так она и осталась. Только единственное, конечно –  может быть, люди снова не умирают с голоду, как прошлой зимой, но это пока, подчёркиваю. Но вот, ты представь себе, зарплаты: 2.500 рублей, 3.000 рублей, 3.500 рублей, а цены московские в магазинах. Цены на бензин выше, чем в России. Всё по серым схемам. Везде вооруженные люди, которые, непонятно, то ли они бандиты, то ли сотрудники МГБ. Две Республики, которые сами себя умудрились обозвать «отдельными районами», на ладан дышат, на самом деле. Тем не менее, между ними таможня работает! Полный бред, понимаешь? Абсурд. Я уже давно понял, что здесь дело не в глупости, просто дело в саботаже, саботаж и вредительство. Даже если бы собирались полностью сдать Украине эти районы на основании Минска, это все равно саботаж, часто там происходит. Ну ладно, это отдельная тема.

Ведущий: Печально, что можно на это только смотреть, а сделать уже, по сути, ничего и нельзя.

Стрелков: Ну почему? Я считаю всегда, что вообще лучше поздно, чем никогда, во-первых, а во-вторых, если ничего не пытаться сделать, то ничего никогда и не будет.

Ведущий: Я имею в виду простолюдина... Что могу сделать я? Воевать я не могу, извините.

Стрелков: Я думаю, если дальше так пойдет, нас с тобой просто мобилизуют и все.

Ведущий: И никто спрашивать не будет. Ну, могу посылать гуманитарную помощь, еда, одежда и всякое такое. Засылаем регулярно, а что это решает? Ничего не решает, все зависит от руководства. А руководство почему-то поступает вот так.

Стрелков: Ну, будем надеяться, что еще несколько «ударов в спину»-«плевков в лицо», и всё-таки хоть чего-то «дойдёт» до руководства. Может на этой ноте и закончим?

Ведущий: Ну, будем надеяться. На сегодня всё. До новых встреч. 


Видео этого "Разведопроса"
 
28.11.2015

Стрелков Игорь

Источник: Dmitry Puchkov https://www.youtube.com/user/Fletcher2008




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта