Андрей Полунин: Негативные настроения, отложенные в 2014-м, вернулись в Россию (11.10.2018)

В России — перемены в массовом сознании. Взамен «крымской мобилизации» возвращаются негативные настроения кризиса и падения доходов, отложенные в 2014 году. Об этом говорится в докладе Комитета гражданских инициатив (КГИ), подготовленном политологом Михаилом Дмитриевым, экспертами Сергеем Белановским и Анастасией Никольской.
В докладе «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия» отмечается «высокая готовность к переменам», симптомы «вытеснения надежды на сильную власть запросом на справедливость», а также «ослабление надежды на помощь государства». В «сложившихся условиях» эта тенденция может начать «формировать общественно-политическую повестку», считают эксперты.

94% участников 10 фокус-групп (именно на них строится исследование) — в Москве, Владимире и Гусь-Хрустальном — заявили, что «не полагаются больше на государство». На первый план выходит не требование сильной власти (7%), а требование справедливости (80%). Одновременно люди меньше соглашаются с внешней политикой Кремля, причем количество несогласных увеличивается «по мере снижения уровня жизни». Больше всего внешнеполитический курс поддерживают в Москве, меньше во Владимире, а еще меньше — в «депрессивном моногороде Гусь-Хрустальном», отмечается в докладе.

«В последнее время акцент в восприятии внешней политики вновь, как и до 2014 года, смещается в сторону важности благосостояния страны, а не военной мощи», — констатируют в КГИ.

При этом только 20% опрошенных утвердительно ответили на вопрос, является ли Россия великой державой. Внешняя политика позволяет населению отчасти чувствовать себя гражданами великой державы, но полной уверенности в этом они не испытывают, считают авторы доклада.

Аналогичные процессы происходили в конце 1990-х после затяжного экономического кризиса, затем — вследствие кризиса 2008 года. Изменения «накапливались подспудно», а причиной всплеска стало объявление о повышении пенсионного возраста, говорится в исследовании.

По мнению экспертов КГИ, эти процессы «можно рассматривать как отложенное продолжение предыдущей волны негативных настроений, которая внезапно прервалась в начале 2014 года» вследствие присоединения Крыма. Изменившиеся настроения будут «способствовать критическому восприятию официальной информации», считают они.

Пока «ни в одной группе не прозвучало агрессивных высказываний в отношении власти», и проявления недовольства остаются локальными. Но если после монетизации льгот в 2005 году «всплеск протестов не был подкреплен фундаментальными факторами изменения массового сознания» и «сошел на нет менее чем через год», то теперь «последствия могут растянуться на более длительное время», резюмируют авторы доклада.

На выборах, убеждены в КГИ — за исключением президентских в 2024 году, — избиратели теперь «будут больше интересоваться радикальными и демагогическими инициативами». Они указывают на пример США, где «противостоять волне популизма очень сложно», и стран Европы, где уже «несколько правительств пали под давлением популистской волны».

— Оценки группы Дмитриева-Белановского — это оценки «на вырост», — отмечает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Они ловят определенные настроения, которые уже существуют в виде тенденций, но еще не стали реальностью. Методика фокус-групп эти тенденции преувеличивает.

Скажем, опросы нашего Института социологии РАН показывают, что с «крымской мобилизацией» далеко не покончено, хотя она и существенно уменьшилась. То есть как тенденция этот процесс уменьшения идет, но до конца не дошел. Это же касается других тенденций, которые отмечаются в докладе.

На деле, ситуация более мягкая, чем представлено в документе. Акцент этого исследования — как и других исследований группы Дмитриева-Белановского — сделан на наиболее проблемных вещах. И не учитывает массы факторов, которые этим негативным тенденциям противостоят.

Поэтому можно сказать следующее: да, описанные в докладе процессы идут, и с этими тенденциями властям надо считаться. Но как долго они будут развиваться, прежде чем станут магистральным запросом общества, сказать очень сложно.

«СП»: — Какие еще тенденции, помимо якобы исчерпанной «крымской мобилизации», преувеличены в докладе?

— Тенденции, которые касаются отношения к власти. С одной стороны, мы видим, что рейтинг Владимира Путина снижается, и из доклада Дмитриева-Белановского можно понять: почему, какие претензии высказываются к Путину? Но если эти данные пополнить качественными опросами, то выяснится, что разочарование во власти касается только периферии путинской поддержки.

Оно касается только тех, кто и прежде высказывал критические замечания в адрес Путина. Их мобилизовали на время президентских выборов, в основном, играя на безальтернативности кандидатуры на пост главы государства. В результате, эти люди, скрепя сердце, голосовали за Путина — несмотря на все претензии к нему.

Сейчас они снова начали высказывать претензии, и из этого авторы доклада делают вывод, что граждане в целом начинают хуже относиться к Путину. Между тем, данные того же ФОМа говорят, что ядро поддержки действующего главы государства — а это около 40% граждан — если и сократилось, то крайне незначительно. И эти люди по-прежнему доверяют Путину, и полностью за него.

«СП»: — Какие факторы противостоят тенденциям, описанным Дмитриевым-Белановским?

— Эти факторы связаны с огромной инерцией российской жизни. Россия — страна огромная. И в ней, как в глубоком море, пока камушек дойдет до дна, пройдет немало времени.

Так же с тенденциями, описанными в докладе. Все эти новые веяния уходят вглубь России очень и очень медленно. Потому что чем дальше от Москвы, тем более люди живут в своем мире, где слабые коммуникации, и где они оторваны от картинки мира, которая существует в столице.

Скажем, в исследовании Дмитриева-Белановского утверждается, что люди в глубинке стали хуже относиться к внешней политике Путина. На самом деле, в глубинке о внешней политике вообще не задумываются, ее там как бы не существует. Люди живут выживанием, своими огородами, и до того, какую внешнюю политику проводит Путин, им нет ровно никакого дела.

Внешней политикой интересуются граждане, которые регулярно следят за информацией. Таких, как показывают социологические опросы, всего 20−25%. Остальные довольствуются тем, что включат телевизор, что-то услышат — и выключат. Они не хотят ни в какие внешнеполитические вопросы вникать.

«СП»: — Как в реальности выглядят перспективы протеста в России?

— Российская толща инерции — очень сильная. И это главный фактор, который говорит о том, что перемены в России не могут произойти быстро. Невозможно, будь в стране хоть сто Навальных, поджечь Россию со всех концов, чтобы она вся восстала. Это, повторюсь, просто невозможно.

Другое дело, видя реакцию общества на неэффективность действий властей, поневоле приходишь к выводу: власть в России сама теряет способность руководить страной, и контролировать реальные процессы.

И ответом на это будет не какое-то недовольство, восстание или митинги протеста. А тихое переключение на другие центры силы. Свято место пусто не бывает — и роль административной вертикали в удаленных и плохо управляемых из Москвы регионах снова, как было в 1990-е, будут постепенно замещать другие центры силы. Это местный бизнес, местные политические и деловые элиты, которые снова будут пробивать свои интересы и формировать собственную повестку, в том числе — внешнеполитическую.

Никто там не будет говорить: мы хотим выйти из состава России. Но де-факто они будут делать для этого все, что в их силах. И федеральный центр ничего этому не сможет противопоставить.

Я бы даже не сказал, что это будет тихий развал России. Но это будет развал властной вертикали, которая сегодня в России построена.

Именно это, я считаю, будет ответом на проблемы, на которых сегодня акцентирует внимание доклад Дмитриева-Белановского.

— КГИ имеет выраженный либеральный тренд, и играет на либеральную повестку дня, — отмечает декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — За этой повесткой, насколько я понимаю, стоят влиятельные круги российской элиты, которым нужно спасать свои активы на Западе, и для этого менять нынешний жесткий внешнеполитический курс.

Именно поэтому с их стороны идет определенный месседж: хватит России заниматься внешней политикой, хватит противостоять Западу — давайте займемся внутренними делами. Хотя очевидно, что если Россия откажется от активной внешней политики, с внутренними делами станет совсем худо. Как показывает практика, когда у государства исчезает субъектность, оно начинает разрушаться не только вовне, но и изнутри.

На деле, нашим либералам хочется мириться с Западом любой ценой — как раз это демонстрирует доклад Дмитриева-Белановского.
11.10.2018

Андрей Полунин
Источник: https://svpressa.ru/politic/article/212857/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта