Патрик Джозеф Бьюкенен: Нам пора излечиться от своей русофобии (13.03.2018)

Если в последний момент кандидат от коммунистической партии Павел Грудинин не укрепит свои позиции (сейчас он на втором месте с семью процентами голосов), то 18 марта Владимира Путина переизберут на новый шестилетний срок.
Когда это произойдет, нам придется решать, продолжать курс на вторую холодную войну или сотрудничать с Россией. В годы первой холодной войны такое решение принимали все президенты.
В нынешнем конфликте виноват не только Путин. Его действия зачастую являются ответом на односторонние решения США.

Когда распался Советский Союз, мы включили в состав своего военного альянса НАТО всех бывших членов Варшавского пакта и три бывших республики СССР, чтобы загнать Россию в угол. Насколько дружественным был этот ход?

Путин в ответ укрепил военную группировку на Балтике.

Джордж Буш расторг Договор о противоракетной обороне, заключенный Ричардом Никсоном. Путин ответил созданием наступательных ракет, которые он продемонстрировал на прошлой неделе.

США спровоцировали переворот на Майдане, приведший к свержению избранного пророссийского правительства на Украине.

Чтобы не потерять черноморскую военно-морскую базу в Севастополе, Путин в ответ на такие действия аннексировал Крымский полуостров.

Когда Башар аль-Асад подавил мирные протесты в Сирии, мы направили оружие сирийским повстанцам, чтобы они свергли режим в Дамаске.

Увидев, что под угрозой оказалась его последняя военно-морская база в Средиземноморье, Путин пришел на помощь Асаду и помог ему одержать победу в гражданской войне.

Эпоха Бориса Ельцина закончилась.

Россия снова ведет себя как великая держава. И она считает, что мы в 1990-х годах ударили ее по руке, которую она протянула нам для дружеского рукопожатия, а также унизили ее, разместив натовские войска прямо у нее на пороге.

Нам также понятны надежды Путина на то, что с избранием Трампа Россия сможет восстановить если не дружественные, то хотя бы уважительные отношения с США.

Совершенно ясно, что этого хотел как Путин, так и Трамп.

Но когда в Вашингтоне началась истерия из-за хакерской атаки на Национальный комитет Демократической партии и кражи электронной переписки Джона Подесты, а русофобия начала перехлестывать через край, нас как будто разбил паралич, и мы оказались неспособны к сотрудничеству с Россией.

Как сказал на этой неделе Путин, американская политическая система «поедает сама себя». Что, он неправ?

Что же с нами случилось?

Спустя три года после того, как Никита Хрущев направил в Будапешт танки и утопил венгерскую революцию в крови, Эйзенхауэр принимал его в США, куда он прибыл с 10-дневным визитом.

Спустя два года после того, как была воздвигнута Берлинская стена, и спустя восемь месяцев после размещения советских ракет на Кубе Кеннеди попытался установить контакт с советским диктатором, выступив со своей получившей широкое признание речью в Американском университете.

Линдон Джонсон встретился с русским премьером Алексеем Косыгиным в Глассборо, штат Нью-Джерси, спустя несколько недель после того, как мы едва не вступили в открытое столкновение из-за угрозы Москвы вмешаться в арабо-израильскую войну 1967 года.

Спустя полгода после того, как Леонид Брежнев в августе 1968 года направил танковые армии на подавление Пражской весны, вступивший в должность Никсон предпринял первые попытки добиться разрядки в отношениях с СССР.

Кто бы ни находился в те годы у власти в Белом доме и Кремле, американский истэблишмент неизменно выступал за сотрудничество с Москвой. Скептицизм и враждебность проявляли только правые.

Опять же, что случилось с нынешним поколением?

Да, Владимир Путин самовластный правитель, стремящийся получить четвертый президентский срок — как и Франклин Делано Рузвельт.

Но кто в России не был самовластным правителем, если не считать Ельцина? Кроме того, русские сегодня имеют свободы слова, собрания, вероисповедания, передвижения, прессы и политических взглядов, каких не знало ни одно поколение до 1989 года.

Не Россия, а Китай является репрессивным и однопартийным коммунистическим государством.

Задумайтесь, кто из американских союзников демонстрирует большую толерантность, чем путинская Россия? Родриго Дутерте на Филиппинах? Генерал Абдель-Фаттах ас-Сиси в Египте? Президент Эрдоган в Турции? Или может, саудовский принц Мухаммед ибн Сальман?

Россия не является той стратегической и глобальной угрозой, какой в свое время был Советский Союз. Как рассказал на этой неделе Путин, с распадом СССР его страна потеряла 23,8% своей территории, 48,5% населения, 41% валового внутреннего продукта и 44,6% военного потенциала.

Как поступили бы сторонники федерации во время гражданской войны в США, если бы Юг отвоевал независимость, а затем, чтобы защитить Конфедерацию от нового вторжения, южные штаты вступили бы в альянс с Великобританией, получили королевские военно-морские базы в Новом Орлеане и Чарльстоне, а затем разрешили бы британским войскам разместиться в Виргинии?

Япония ведет с путинской Россией переговоры о южнокурильских островах, которых она лишилась в конце Второй мировой войны. Биби Нетаньяху много раз встречался с Путиным, хотя тот является союзником Асада, а Биби хочет свержения сирийского лидера. И вдобавок к этому у русских есть военно-морская и военно-воздушная база недалеко от израильской границы.

У нас, американцев, гораздо больше общих и важных интересов с Россией, чем у Биби.

Контроль стратегических вооружений. Деэскалация в Прибалтике, на Украине и в Черном море. Прекращение войны в Сирии. Северная Корея, космос, Афганистан. Арктика. Война с террором.

Но от нашей элиты мы слышим только бесконечное нытье и жалобы на то, что санкции против Путина за осквернение «нашей демократии» недостаточно жесткие.

Патрик Бьюкенен недавно написал новую книгу «Никсоновские войны. Сражения, которые возвысили и надломили президента, а также навсегда раскололи Америку» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever).

Перевод: https://inosmi.ru/politic/20180312/241682523.html

 

It’s Time to Get Over Our Russophobia

 
 
Unless there is a late surge for Communist Party candidate Pavel Grudinin, who is running in second place with 7 percent, Vladimir Putin will be re-elected president of Russia for another six years on March 18.

Once he is, we must decide whether to continue on course into a second Cold War, or to engage Russia, as every president sought to do in Cold War I.

For our present conflict, Vladimir Putin is not alone at fault. His actions have often been reactions to America’s unilateral moves.

After the Soviet Union collapsed, we brought all of the Warsaw Pact members and three former republics of the USSR into our military alliance, NATO, to corral Russia. How friendly was that?

Putin responded with his military buildup in the Baltic.

George W. Bush abrogated the Anti-Ballistic Missile Treaty that Richard Nixon had negotiated. Putin responded with a buildup of the offensive missiles he put on display last week.

The U.S. helped to instigate the Maidan Square coup that dumped over the elected pro-Russian government in Ukraine.

To prevent the loss of his Sevastopol naval base on the Black Sea, Putin countered by annexing the Crimean Peninsula.

After peaceful protests in Syria were put down by Bashar al-Assad, we sent arms to Syrian rebels to overthrow the Damascus regime.

Seeing his last naval base in the Med, Tartus, imperiled, Putin came to Assad’s aid and helped him win the civil war.

The Boris Yeltsin years are over.

Russia is acting again as a great power. And she sees us as having slapped away her hand, extended in friendship in the 1990s, only to humiliate her by planting NATO on her front porch.

Yet what is also clear is that Putin hoped and believed that, with the election of Trump, Russia might be able to restore respectful if not friendly relations with the United States.

Clearly, Putin wanted that, as did Trump.

Yet with the Beltway in hysteria over hacking of the DNC and John Podesta emails, and the Russophobia raging in Washington, we appear to be paralyzed when it comes to engaging with Russia.

The U.S. political system, said Putin this week, “has been eating itself up.” Is his depiction that wide of the mark?

What is the matter with us?

Three years after Nikita Khrushchev sent tanks into Budapest to drown the Hungarian revolution in blood, Eisenhower was hosting him on a 10-day visit to the United States.

Two years after the Berlin Wall went up, and eight months after Khrushchev installed missiles in Cuba, Kennedy reached out to the Soviet dictator in his widely praised American University speech.

Lyndon Johnson met with Russian President Alexei Kosygin in Glassboro, New Jersey, just weeks after we almost clashed over Moscow’s threat to intervene in the Arab-Israeli War of 1967.

Six months after Leonid Brezhnev sent tank armies to crush the Prague Spring in August 1968, an inaugurated Nixon was seeking detente.
In those years, no matter who was in the White House or Kremlin, the U.S. establishment favored engagement with Moscow. It was the right that was skeptical or hostile.

Again, what is the matter with this generation?

True, Vladimir Putin is an autocrat seeking a fourth term, like FDR.

But what Russian leader, save Yeltsin, has not been an autocrat? And Russians today enjoy freedoms of speech, assembly, religion, travel, politics, and the press that the generations before 1989 never knew.

China, not Russia, has the more repressive single-party communist state.

Indeed, which of these U.S. allies shows greater tolerance than Putin’s Russia? The Philippines of Rodrigo Duterte, the Egypt of General Abdel-Fattah el-Sissi, the Turkey of President Erdogan, or the Saudi Arabia of Prince Mohammad bin Salman?

Russia is nowhere near the strategic or global threat the Soviet Union presented. As Putin conceded this week, with the breakup of the USSR, his nation “lost 23.8 percent of its national territory, 48.5 percent of its population, 41 percent of its gross domestic product and 44.6 percent of its military capacity.”

How would Civil War Unionists have reacted if the South had won independence, and then, to secure the Confederacy against a new invasion, Dixie entered into an alliance with Great Britain, was given the Royal Navy bases in New Orleans and Charleston, and then allowed battalions of British troops to deploy in Virginia?

Japan negotiates with Putin’s Russia over the southern Kuril Islands lost at the end of World War II. Bibi Netanyahu has met many times with Putin, though he is an ally of Assad, whom Bibi would like to see ousted, and has a naval and air base not far from Israel’s border.

We Americans have far bigger fish to fry with Russia than Bibi.

Strategic arms control. De-escalation in the Baltic, Ukraine, and the Black Sea. Ending the war in Syria. North Korea. Space. Afghanistan. The Arctic. The war on terror.

Yet all we seem to hear from our elites is endless whining that Putin has not been sanctioned enough for desecrating “our democracy.”
Get over it.
13.03.2018

Патрик Джозеф Бьюкенен
Источник: http://www.theamericanconservative.com/buchanan/its-time-to-get-over-our-russophobia/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта