Дмитрий Перетолчин, Ольга Четверикова: Дети как товар (15.10.2018)

«ЗАВТРА». Ольга Николаевна, хотелось бы поговорить о цифровом образовании. На Западе к когнитивной сфере относятся очень серьёзно.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. В Стратегии национальной безопасности США эта сфера — ключевая, поскольку главной составляющей современных войн является не информационная, а поведенческая война. Ведь от того, как формируются не только сознание, мысли, но и образ поведения, привычки, навыки ребенка, зависит возможность контролировать этого человека в будущем.

Вспомним, какие громадные деньги со стороны западного сообщества шли  на «перестройку» советской системы образования, разрушение единого образовательного пространства. Потом появились ЕГЭ, болонская система и т.д. Сегодня ломка нашего образования вступает в завершающий этап, и осуществляется это в соответствии с форсайт-проектом «Образование-2030».

«ЗАВТРА». Недавно вышла ваша книга «Трансгуманизм в российском образовании. Наши дети как товар», в которой вы анализируете этот проект.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Да, в соответствии с этим форсайт-проектом к 2025 году традиционная образовательная система должна быть ликвидирована. Вместо образования вводится кодирование, зомбирование, программирование — что угодно, но только не образование. Но при этом в проекте прописано, что всё, что связано с учёбой, с отметками и т.п., пока не будет заменяться другими названиями, чтобы народ не понял, что под старой терминологией скрываются совсем другие явления.

В 2016 году в некоторых школах Москвы была введена так называемая «Московская электронная школа» (МЭШ). В сентябре 2017 года было уже шестьсот с лишним таких школ, а в этом году объявили, что эта программа  вводится во всех школах Москвы.

«ЗАВТРА». Что она собой представляет?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Её инфраструктура — это электронные дневники, электронные журналы, интерактивные доски, ноутбуки, планшеты и возможность связываться через Wi-Fi с интерактивной доской, получать через это тесты и делать их. Проверка заданий осуществляется компьютером, при этом учитель максимально удаляется из этого процесса.

Когда только начинали вводить электронные дневники и электронные журналы, родителей поставили перед фактом, толком не объяснив, для чего это делается. Просто говорили, что это удобно. Но это обман, даже преступление, потому что в соответствии с законом «Об образовании» родители играют ведущую роль в обучении и воспитании своих детей, и сначала надо спрашивать согласия родителей на серьёзные изменения в обучении. Это положение было нарушено.

Далее выяснилось, что «Московская электронная школа» — это база для создания «Российской электронной школы» (РЭШ), которая, в свою очередь,  является базой для создания большого проекта «Цифровая школа», охватывающего различные уровни обучения.

Когда информация об этом всё-таки появилась, родители заволновались и в течение всего 2017 года обращались с письмами в Департамент образования Москвы. В ответ  им заявили, что речь идёт всего лишь о создании более благоприятных условий для получения информации.

Но в действительности электронная школа — это удар под дых традиционной системе образования. К 2025 году планируется создать цифровое всеобъемлющее пространство как часть глобального образовательного проекта.

«ЗАВТРА». В своё время был Сорос с его учебниками, теперь за этим стоят корпорации, фонды, в которые входит, например, руководство Apple.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Совершенно верно. Электронное образовательное пространство является частью процесса глобализации, создания цифрового общества. Для этого необходимо изменить сознание людей, перевести их на новые стандарты, на новый тип восприятия действительности. Самое главное, что цифровизация даёт возможность осуществлять тотальный контроль за человеком, за его персональными данными. Создание цифровой копии человека сделает его полностью управляемым.

«ЗАВТРА». К тому же создаётся глобальный образовательный рынок.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Да, и делается это в интересах крупного бизнеса, который воспринимает не знание, а навыки исключительно как дорогой товар, который надо продавать. Для этого надо унифицировать в мировом масштабе все образовательные технологии, потому что эта унификация даёт возможность внедрять такие методы, которые определяют поведение человека с самого раннего детства.

Электронное образовательное пространство — это, конечно, самый эффективный механизм по контролю за каждым ребёнком для того, чтобы обеспечить использование его в своих интересах именно как товар. Поэтому книга моя и называется «Наши дети как товар».

«ЗАВТРА». И в этом глобальном образовательном пространстве невозможно сохранить даже элементы национального традиционного образования.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Они просто не вписываются. Во-первых, всё это делается в интересах крупного бизнеса, которому нужны работники, заточенные под очень узкий круг навыков.

Во-вторых, способы, которыми создаются и передаются знания, навыки, сами процессы оценки и управления учебными учреждениями сегодня строятся на основе технологий транснациональных и транскультурных.

И в-третьих, часть новых решений реализуется в виде технологических стартапов, которые оцениваются инвесторами как одно из наиболее перспективных направлений. Эти технологические стартапы входят в сферу образования и начинают вытеснять государство, традиционные структуры, поскольку традиционное образование дорогое, а стартапы — гибкие и более дешёвые.

«ЗАВТРА». В Америке это происходило один в один. Там запустили конкурирующие частные программы, которые школы могли покупать. И школы, естественно, покупали те программы, которые проще, потому что оценки по ним оказывались более высокими. Так, постепенно упрощая, они дошли до того, что в 5-ом классе там лепку из пластилина проходят.

И у нас будут разрушать ровно по той же модели, потому и нужна унификация. Ведь если опускать уровень образования только в США, то у нас возникнут конкурентные преимущества, поэтому они и стремятся опускать его унифицированно везде, ровненько.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Представляете, как в этих условиях звучат слова министра Васильевой о том, что наше образование должно было конкурентоспособным! Ведь создаётся образовательная глобальная среда, в которой главное – это примитивные навыки.

«ЗАВТРА». Получается, что чем примитивнее будет наше образование, тем оно конкурентоспособнее?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Да. И наиболее эффективным механизмом внедрения такого «образования» стали массовые открытые онлайн курсы (МООК) с массовым интерактивным участием, с технологией электронного обучения и всего прочего. Опять же, на этом рынке электронного образования доминируют крупнейшие американские компании. Это курсы на базе Стэнфордского университета, 23 миллиона пользователей, курсы  на базе Массачусетского технологического института и Гарвардского университета — 10 миллионов пользователей. «Академия Хана» при участии Гугла и фонда Гейтса — 15 миллионов пользователей и т.д.

Соответственно, эти компании не просто доминируют, они определяют всё развитие электронного образовательного пространства. И если вы хотите как-то в это пространство вписаться, то вы обязаны перейти на те стандарты, которые в нем заложены. Ни о какой своей собственной, национальной, а уж тем более суверенной системе не может идти и речи! И в этот глобальный электронный рынок Россию встраивают в соответствии с главным программным документом — форсайт-проектом «Образование 2030».

«ЗАВТРА». А с чего начинался этот проект?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. С самого начала его курировала американская компания «Cisco» — одна из ведущих компаний в области сетевых технологий. Эта компания пришла к нам в 1990-е годы, а в 2009 году было подписано соглашение между этой компанией и Департаментом образования Москвы о сотрудничестве, в соответствии с которым «Cisco» стала вводить свои образовательные программы для наших учителей, для специалистов по информационным технологиям, создавать локальные академии «Cisco» при различных учебных заведениях.

Любопытно, что это совпало с выходом на сцену Макфола, известного автора «цветных революций», который при Обаме был  помощником по национальной безопасности, одновременно возглавляя отдел по России и Евразии. Макфол тогда поставил задачу добиться активного использования интернет-технологий для реализации своей политики «мягкой силы» под видом «перезагрузки».

В 2010 году Макфол с делегацией работников интернет-сферы приехал в Россию, посетил Москву  и Новосибирск, где они говорили о том, как интенсифицировать сотрудничество в сфере интернет-технологий. И тогда же компания «Cisco» подписала соглашение с Международным институтом сотрудничества о том, что они будут внедрять в России эти новые технологии.

«ЗАВТРА». А кто у нас это продвигает?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Когда форсайт-проект был принят, сначала о нём ничего не говорили, затем Дмитрий Песков начал потихоньку оглашать.

«ЗАВТРА». Имеется в виду не пресс-секретарь президента, а Песков из АСИ?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА.  Да, конечно. Ещё этот проект двигают Кузьминов, Греф, Фрумин и т.д. То, что они говорят, прописано в этом проекте: традиционная школа должна быть ликвидирована, вместо неё вводится дистанционное образование и в высшей, и в средней школе. Главную роль в образовании будут играть игровые технологии (геймификация, как они говорят). Определённые навыки будут формироваться на заказ, поэтому университеты и институты превратятся в частно-корпоративные бизнес-структуры.

Но эти деятели умалчивают о том, что традиционное образование останется, но для немногих, для избранных, потому что оно будет очень дорогим, то есть закладывается кастовость.

Еще один из организаторов этого проекта, Лукша, говорит открыто, что никакого национального образования быть не может, поскольку оно является препятствием в создании глобального образовательного пространства.

«ЗАВТРА». И все эти программы кем-то утверждаются?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Один из механизмов продвижения проекта — международная конференция EdCrunch. На первую конференцию, которая прошла в Москве в октябре 2014 года по инициативе Московского института стали и сплавов при поддержке Ливанова, были приглашены все ведущие компании в области онлайн-обучения. На следующей конференции в 2015 году было объявлено, что у нас запускается Российская национальная платформа открытого образования (НПОО). Представлял её Лукша. Он разъяснил, что национальное образование мешает прогрессу и сейчас те функции, что выполняют образовательные институты, готовы брать на себя другие провайдеры, чтобы «распаковать систему», упакованную в традиционные рамки.

Тогда же было заявлено, что эта платформа инициирована НИУ Высшей школы экономики и ещё семью институтами.

Что интересно, всё это было утверждено Министерством образования, но широкой известности не получило. Всё осталось закрытым: не известно ни кто, ни каким образом будет это делать. Получается, что некий междусобойчик получил преимущественное право создавать онлайн-курсы, которые будут предназначены для всех граждан России.

Следует заметить, что это дистанционное онлайн-обучение в настоящее время предусматривает две формы. Одна — это для всех: вы входите, слушаете лекцию преподавателя. Но если вы хотите получить образование, вы должны зарегистрироваться уже под очень жёстким контролем, и, прослушав эти лекции, пройти систему тестов и получить сертификат, идентичный тому документу, который получают люди, которые учатся там лично, непосредственно. Это, естественно, платно.

«ЗАВТРА». А этот жёсткий контроль при регистрации как-то связан с системой «Контингент»?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Это всё взаимосвязано. Государственная информационная система «Контингент» должна была собирать все данные на обучающихся в едином реестре. Туда должны были войти данные из ЗАГС, ФМС, Пенсионного фонда, электронного дневника учащегося, из всей базы вузов.

В связи с продвижением проекта «Контингент» впервые прозвучало понятие «Современная цифровая образовательная среда в РФ» (СЦОС). Паспорт СЦОС в октябре 2016 года утвердил Президиум Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Тогда же он был утверждён правительством. Заказало этот паспорт Министерство образования, которое тогда уже возглавляла Васильева, а куратором стала Голодец.

В качестве ключевых участников проекта, кроме Министерства образования и науки, были указаны Минкомсвязи, Национальная платформа открытого образования и АНО «Институт развития интернета», который, кстати, принимал активное участие в разработке программы цифровой экономики. Проект рассчитан на период с 2016 по 2025 год. То есть всё должно завершиться к тому самому году, когда планируется ликвидация   традиционной образовательная системы в соответствии с форсайт-проектом «Образование 2030».

Там также прописано, что цифровое образовательное пространство будет интегрировано с Единой системой идентификации и аутотентификации, которая сегодня уже полностью утверждена, и с системой «Контингент». И тогда всё, что делает человек в процессе электронного образования, каждый его шаг будет фиксироваться.

«ЗАВТРА». «Цифровое портфолио»?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Да, это понятие, «цифровое портфолио«, Департамент образования уже начинает использовать как нормативный термин. Для этого должны быть приняты соответствующие нормативные акты, обучено не менее десяти тысяч преподавателей. И должно быть создано 3500 онлайн-курсов за счёт средств, привлечённых из разных источников. То есть не только государственных, но и частных инвесторов.

А кто будет определять содержание этих курсов, плохое оно, хорошее? Тут мы видим полный произвол.

Усугубляет всё это откровенная примитивизация самой формы обучения: аудиторию активируют не на изучение материала курса, а на работу на форумах. Даже сами эксперты говорят, что современное онлайн-образование имеет больше общего с формированием сообщества в социальных сетях, чем с работой у доски. То есть опускается общий уровень, и тут уже никакой способности мыслить, рассуждать у человека не может даже появиться.

«ЗАВТРА». А как собираются оценивать результаты такого обучения?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА.  Для этого вводится инструмент прокторинга, когда специальный сотрудник осуществляет мониторинг прохождения теста студентом с помощью веб-камеры. Один из организаторов этого процесса, Волошин, заявил: «У такой формы сдачи экзамена большие перспективы, мы убираем субъективный фактор экзаменатора, развитие биометрических датчиков позволяет в перспективе иметь инструмент абсолютно независимой и объективной оценки результатов обучения студентов». В общем, то, что применялось в нацистских концлагерях: человека превращают даже уже не в биологический объект, а в некую техническую фигуру.

С точки зрения образования — это чистая профанация, потому что идёт примитивный тренинг, после которого на получившего какие-то навыки человека ставят штамп. Человек при этом лишается возможности развиваться как личность. Зато достигается полный контроль за обучающимся с помощью «цифрового портфолио».

На порталах НПОО в 2016 году было зарегистрировано около 120 тысяч человек, в 2017 году — уже 231 тысяча.

Что касается «Контингента», то он не прошёл. Его в качестве закона приняла Государственная Дума и Совет Федерации, но он не был подписан президентом. Однако  авторы проекта нашли другой, более эффективный путь достижения своих целей. И когда у нас в июне 2017 года началась реализация программы «цифровой экономики», то правительство уже открыто перешло к созданию электронного образовательного пространства. О нём заговорили, потому что все базовые элементы были созданы, и стало ясно, что МЭШ, которая так и не стала предметом широкого обсуждения, является уже готовой структурой для реализации более широкого проекта.

Тогда же Дмитрий Песков объявил, что АСИ разработало проект отказа от бумажных дипломов и бумажных трудовых книжек. Вместо них будут вводить электронный индивидуальный профиль компетенций.

Там будет вся информация об учащемся, все его шаги, все его достижения и промахи. И ничего уже в этом портфолио нельзя будет изменить и вычеркнуть. Раньше, если у вас что-то не получилось, например, человек не поступил в институт, он делал попытку на следующий год. Теперь, если ты не отвечаешь соответствующим критериям, ты никогда не сможешь поступить в этот институт.

«ЗАВТРА». И это уже на практике реализуется?

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Этим летом так было в музыкальных училищах. Когда ребята поступали, они ещё не знали, что изменились условия. Раньше нужно было сдать ОГЭ после 9-го класса и пройти конкурс, зачёт или незачёт. Ребята прошли, и вдруг выясняется, что изменили систему, и человек проходит только в том случае, если он имеет достаточный средний балл, который рассчитывается на основе всех оценок, которые есть в электронном дневнике. У кого-то оказалось 3,9 или 3,5, потому что по техническим предметам у них были невысокие баллы, они же идут в музыкальное училище, здесь нужно другое. Но в силу того, что у них низкий балл, они оказались выкинуты!

Далее, нельзя изменить и ОГЭ, ты его уже сдал. То есть ты в это музыкальное училище уже никогда не поступишь, не можешь взять и поступить в следующем году, как не можешь снова пройти 9-ый класс.

«ЗАВТРА». Действительно, судьба человека оказывается предопределенной...

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Заметим, что в сентябре 2017 года Васильева и мэр Москвы Собянин в торжественной обстановке подписали соглашение о взаимодействии между Министерством образования и науки и правительством Москвы по вопросам, связанным с формированием открытой информационной образовательной среды «Российская электронная школа» (РЭШ). Они ещё про МЭШ ничего не объяснили, а уже РЭШ создают!

Далее в том же месяце на конференции EdCrunch состоялась открытая презентация приоритетного проекта «Современная цифровая образовательная среда» (СЦОС).

А в декабре 2017 года на заседании Президиума совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам премьер-министр Медведев заявил о том, что мы запускаем приоритетный проект «Цифровая школа», что необходимо оснастить каждую школу высокоскоростным Интернетом для обеспечения доступа к единой образовательной платформе. И дальше он сказал, что проект касается обучения не только школьников, но и учителей и вообще всех, потому что «всё равно очень многое изменится в ближайшие 3-5 лет и всё равно придётся осваивать новые инструменты». То есть никакой альтернативы нам не оставляют. И о традиционной школе в связи с этим проектом речи не идёт.

По окончании заседания Васильева сказала, что приоритетный проект «Цифровая школа» будет реализован в рамках большого проекта «Современная цифровая образовательная среда» – СЦОС, сделав таким образом «легитимным» это понятие. И дальше она подчеркнула, что это один из самых масштабных проектов в нашей образовательной сфере за последние годы и выделила три момента: во-первых, цифровое образование потребует содержательных изменений и должно войти во все предметные сферы. Во-вторых, материально-техническое оснащение потребует больших затрат, так как охватит 42000 школ. И в-третьих, необходимо подготовить и переподготовить педагогов, из которых только 30-40% могут легко обращаться с новым инструментарием.

О том, что действительно готовится активный переход к дистанционному образованию, свидетельствует тот факт, что было поручено завершить проработку предложений по совершенствованию правового регулирования. Вскоре была опубликована рабочая версия паспорта проекта «Цифровая школа», бюджет которого может составлять 507 миллиардов рублей. Планируется внедрить цифровые учебно-методические комплексы по 11-ти предметам. То есть 11 предметов больше не будут иметь бумажных учебников, всё будет в электронной форме.

Вместо школьных оценок будут введены оценки личности и рейтинги. Это  ПОТОК — персонализированная образовательная траектория в открытых коллективах, когда учитывается обучение не только в своём классе, но и в соседних школах, технопарке, спортзале — везде, где ребёнок бывает. И РОСТ — распределённое оценивание в системе талантов — достижения ребёнка на олимпиадах, в кружках, спорте и т.п. Ясно, что у того, кто имеет деньги, ходит во все эти кружки, у него и РОСТ будет большим, и ПОТОК. А у людей, не имеющих таких возможностей, у детей из бедных семей, у них эти РОСТ и ПОТОК будут низенькими. Вот таким хитрым образом вводится кастовая система.

«ЗАВТРА». Ещё в 1950-е годы были написаны книги о том, что капитализм не способствует прогрессу человеческого общества, а его, наоборот, останавливает. Потому что любое изобретение может переформатировать экономические рынки в пользу изобретшего, а это угроза сложившейся системе. Супербогачи понимают, что удержать эту систему можно только за счёт диктатуры, причем мягкой диктатуры, связанной как раз с тем, о чём мы сейчас говорили. В образовании пошагово ликвидируется интеллект как таковой. Остается только умение коммуницировать. И всё это контролируется корпорациями.

Ольга ЧЕТВЕРИКОВА. Это вообще получается борьба против всех достижений культуры...

«ЗАВТРА». ...и человеческой цивилизации. Тема очень серьезная. Большое спасибо, Ольга Николаевна, за беседу! 

15.10.2018

Дмитрий Перетолчин, Ольга Четверикова
Источник: http://zavtra.ru/blogs/tcifrovoe_obrazovanie




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта