Анатолий Комраков: Английские судьи тянут Казахстан под западную юрисдикцию (17.03.2018)

Российским бизнесменам для решения экономических споров теперь необязательно ездить в Лондон, который славится на весь мир правосудием по британскому общему праву. Впервые на территории стран СНГ вслед за Сингапуром, Гонконгом, Дубаем, Абу-Даби и Катаром в Астане начал работу экономический суд, главой которого назначен 85-летний бывший главный судья Англии и Уэльса лорд Гарри Вульф. В составе суда будет еще восемь авторитетных английских судей. Планируется, что со временем их должны заменить местные юристы.
Слушания в Международном финансовом центре «Астана» (МФЦА) будут вестись на английском языке и по британскому праву. Работать судьи станут вахтовым методом, приезжая в Казахстан пять раз в год. Они уже принесли присягу президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

«У Казахстана огромная граница с Китаем и Россией, а Китай строит «Новый шелковый путь», который пройдет прямо через территорию этой страны. По этим причинам суд может достичь высоких результатов», – считает лорд Вульф. Залогом успеха он считает также «калибр судей», независимость которых должны гарантировать поправки в Конституцию страны.

Английские судьи будут не только рассматривать иски по коммерческим делам, но на начальном этапе главное внимание в работе планируют уделять подготовке местных судей и адвокатов.

В Казахстане сейчас действует романо-германская правовая система. По словам председателя Верховного суда Казахстана Кайрата Мами, сейчас во всем мире происходит сращивание англосаксонской и континентальной правовых систем. Он надеется, что через 10–15 лет в Казахстане появятся свои юристы, которые получат опыт работы в Сингапуре или Лондоне и смогут самостоятельно проводить процессы.

Одной из целей «выноса» британского правосудия на другие территории, очевидно, является привлечение инвесторов. Если они поймут, что в Казахстане есть безопасная среда и суд, ставящий во главу угла право и независимость, то страна может стать магнитом для международных инвестиций, считают аналитики.

Однако оппозиционная журналистка Жанара Ахметова считает, что локальное применение британского права не поможет решить проблему правосудия страны в целом. «Никакой зрелости государства нет, когда для международных инвесторов работает коммерческий суд лорда Вульфа, а для всего остального Казахстана – суд Нурсултана Назарбаева», – сказала она агентству «Укринформ».

Об этих проблемах говорил и председатель Верховного суда Казахстана Жакип Асанов. По его словам, в стране, например, сохраняется зависимость судей от их руководства. «Во власти председателей судов проверять любого судью, отменять их акты. Кроме того, нужное дело всегда попадает нужному судье. Или сложными делами заваливают неугодного судью, а потом выдвигают претензии. Это тоже рычаг», – подчеркнул Асанов.

«По мнению международных правозащитных организаций, с независимостью судей в Казахстане существуют серьезные проблемы, – сказал «НГ» эксперт Центра исследований проблем ближнего зарубежья сектора Центральной Азии Российского института стратегических исследований Иван Ипполитов. – По идее руководства республики это не должно касаться деятельности МФЦА. Введение тут английского права – одно из средств повышения его привлекательности для международного бизнеса, который издавна в большой степени ориентируется на эту правовую систему ввиду ее удобства для торговых операций. Планируется превращение МФЦА в финансовый хаб Центральной Азии, заметный в масштабах всего ЕАЭС.

«Подход Казахстана не вполне годится для адаптации в России», – считает ответственный администратор Арбитражного центра при Институте современного арбитража Андрей Горленко.

По мнению эксперта, адекватным для российских реалий ответом является проводимое у нас увеличение числа видов споров, которые могут передаваться на рассмотрение в арбитраж, так как там стороны могут назначить в качестве арбитра зарубежного юриста, специализирующегося в иностранном праве и даже в его конкретной отрасли.

«В последние годы в России наблюдается скорее обратная тенденция: отечественный бизнес все больше совершает сделки в рамках российского права и судится в отечественных судах, – говорит Ипполитов. – Не последнюю роль в этом процессе играют осложнение отношений Запада с нашей страной и тенденция к «деофшоризации» российского бизнеса. В недавнем прошлом аналогичный МФЦ планировали создать в Москве, но вероятность его реализации кажется крайне малой по политическим причинам. Все-таки крупный бизнес и политика неразделимы».

«За английской правовой системой уже давно закрепилась репутация самой справедливой, поэтому около 45% российских компаний заключают договоры именно по английскому праву. Но не думаю, что Россия должна придерживаться опыта Казахстана в этом вопросе и создавать специальные коммерческие суды по английской системе, так как наше собственное право сегодня позволяет использовать 90% инструментов английского права, – сказал «НГ» сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров.

По его мнению, наша система обладает вполне очевидными преимуществами. «Судебный процесс не такой затяжной и затратный, а практика применения в определенных отраслях права более предсказуема. С другой стороны, инвестору необходима уверенность, что отношение к нему будет справедливым и беспристрастным, а возможные споры будут решаться честно и своевременно», – говорит Назаров.

Ранее он рассказывал «НГ», что сектор юридических услуг Великобритании стал бизнесом и уже оценивается в 23 млрд фунтов. Только в 2012 году прибыль от процессов с участием российских компаний 100 крупнейших лондонских юридических фирм составляла почти 5,5 млрд фунтов.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов считает, что в России есть недоверие к профессионализму и объективности судов. По его словам, суть всей мировой системы – это должность судьи как вершина юридической карьеры. «У нас же больше 80% судей не имеют практического юридического опыта, потому что зачастую они начали свою карьеру в суде в качестве секретарей судей», – говорит Титов.

Андрей Назаров подчеркивает, что реформа судебной системы в России – одна из самых востребованных. «Сегодняшние судьи перегружены: арбитражные рассматривают 7 дел в день, 12 дел в день рассматривает мировой судья. В среднем 50 дел в неделю на одного судью и 45 минут на одно дело иногда в несколько томов», – говорит Назаров.
17.03.2018

Анатолий Комраков
Источник: https://riss.ru/smi/47726/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта