Редакционный комментарий к статье "Надо готовиться к битве за Новороссию"

Редакция сайта в основном разделяет позицию А. Г. Дугина по обсуждаемым в интервью темам.

Вместе с тем не можем согласиться с его мнением о возможности создания «… некоей гармонизированной формы идентичности и постепенного строительства политической нации…» на что «… понадобилось бы не менее ста лет…».

Население Юго-Востока и Запада Украины имеют различные народные начала. Эти начала не передаются. Ещё в XX веке это было доказано русским гением Н.Я. Данилевским в его книге «Россия и Европа». Если народом принимаются или ему «прививаются» чужие народные начала, он теряет свою самобытность и исчезает, превращаясь в этнографический материал для другого народа. Эта тема подробно рассмотрена в статьях А.В. Буренкова, размещённых на нашем сайте.

То же касается тезиса автора о «первичном формировании Юго-Восточной идентичности, ставшей альтернативой украинской националистической идее». Жители Юго-Востока – русские. Это единый народ, живущий в искусственном разделении.

И последнее. Мы не можем согласиться с мнением А. Дугина о том, что  из-за присоединения Россией Крыма могла начаться Третья мировая война. По оценкам военных экспертов эта война может начаться, но не из-за Украины. И это ниже в своём интервью подтверждает и сам А. Дугин, когда говорит: «… Это всё настолько далеко находится от жизненных интересов США, что рисковать своей страной перед ядерной Россией они точно не будут…» Но в самом главном мы полностью разделяем мнение Александра Гельевича: «…ваша судьба, судьба России, решается сейчас в Славянске, в Краматорске, Мариуполе, Донецке и Луганске».

Александр Дугин: Надо готовиться к битве за Новороссию (02.06.2014)

Главный русский философ современности, лидер Международного «Евразийского движения», профессор социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, осмысляет самые острые мировые события, связанные с Россией, Украиной и Крымом.

Перед началом интервью Александр Гельевич вспомнил, как в 2007 году был объявлен украинскими властями персоной нон-грата и выслан из Симферопольского аэропорта первым же самолетом. Теперь, после присоединения Крыма, уже ничего не помешает русскому мыслителю посещать солнечный полуостров. «Лучше не сердить философов», - шутит он и собирается в ближайшем будущем отправиться на Донбасс, в Луганск, Харьков, Одессу, Славянск и другие города Новороссии. В Крым он прибыл по приглашению ММК "Формат-А3".

«Распад Украины был заложен с момента ее появления»

- Вы абсолютно точно предсказали, что предпоследние президентские выборы на Украине станут последними для этого государственного образования, поскольку процесс его распада вышел на финишную прямую. По-вашему, этот раскол был предопределён или всё-таки был шанс построить нормальное государство?

- Распад Украины был заложен с момента её появления. Территории, условно относящиеся к современной Украине (которой по факту уже нет), испокон веков были населены обществами и народами непросто с различной, а буквально с противоположной идентичностью, историческим опытом, самосознанием и культурой.

Одни видят победу в Великой Отечественной войне как свою победу, другие воспринимают это как покорение и аннексию, а Бандеру, Шухевича и отчасти Гитлера  - освободителями. С таким различным самосознанием жить в одном государстве невозможно. Чтобы построить из этих взаимоисключающих идентичностей государство, необходимо было дать определённые права и тем, и другим. Или создать некую гармонизированную форму идентичности и постепенно строить политическую нацию. И её можно было построить, если бы это делали с умом.

Поскольку одна часть украинского общества считала себя продолжением России, а другая – ее врагом, то единственное, что можно было сделать в этой ситуации, – проводить политику нейтрализации: укреплять свою идентичность в союзе с Россией, при этом постепенно двигаться в сторону Запада. Это политика Кучмы, это политика Януковича — конечно, все эти годы она не устраивала ни Юго-Восток, ни Запад Украины, но это был единственный способ сохранить национальное государство. Думаю, понадобилось бы не менее ста лет, чтобы оно сложилось в нечто цельное: сто лет мира, гармонии и тягомотного балансирования - так нации и строятся.

Луганск и Донецк – это рабочие, они знают, что такое труд, что такое собственное достоинство

- Но не получилось...

- Но после 1991 года на Украине оформился существенный перекос в сторону «западенской» идентичности, а после «оранжевой революции» стало понятно, что компромиссные варианты отвергнуты окончательно, и Украина обречена. «Оранжевая революция» ознаменовала начало фактического распада страны. Кстати, в этот момент начала осторожно прорываться восточная идентичность. Примерно в 2006 году нынешние лидеры Донбасса: Андрей Пургин, Игорь Фролов и другие ребята приехали к нам в евразийский лагерь и показали флаг, который недавно стал официальным в ДНР. Я и мои соратники были свидетелями и участниками первичного формирования Юго-Восточной идентичности, ставшей альтернативой украинской националистической идее.

- На фоне всех этих процессов мы наблюдаем рождение нового образования – Новороссии. Что должны предпринять её руководители, чтобы окончательно оформить  в полноценный и самостоятельный политический субъект?

- Донецкая и Луганская области – это только начало: процесс должен охватить Харьковскую, Одесскую, Херсонскую, Николаевскую, Запорожскую области. На пути формирования Новороссии, как полноценной Юго-Восточной части бывшей Украины будет очень много вызовов. Но уже сейчас Донецкая область является политическим субъектом - слабым, хрупким, но растущим на глазах. ЛНР – ещё более хрупкий политический субъект, но вместе они уже начинают организовываться в нечто более серьёзное. Появляются российские специалисты, менеджеры, формируется новая местная элита, которая приходит к власти. Эти процессы крайне многообещающие. Луганск и Донецк – это рабочие, они знают, что такое труд, что такое собственное достоинство.

- Далее Одесса и Харьков?

- Да, это следующие регионы по уровню протестных антикиевских настроений. Но там другой социальный состав: меньше народности, больше городской изнеженной и отвлечённой интеллигенции, там больше космополитических настроений и либерализма, чем в этих рабочих анклавах, и поэтому там будет сложнее. А в Николаеве, Херсоне и Запорожье будет ещё сложнее, поэтому надо готовиться к битве за Новороссию. Думаю, часть Днепропетровской области тоже отколется:  там тоже есть очень много представителей Русского мира. Повторяю, вызовов, с которыми мы столкнёмся в этой битве, будет очень много. Множество рисков будет брать на себя и Россия, и активисты строительства Новороссии. Их бесчисленное количество, но мы видим, что в Крыму прошло всё успешно, он спокойно вернулся назад.

«Ради Крыма Путин рисковал всем»

- Я бы сказал, что многие крымчане не оценили этого: они недовольны тем, что в магазинах проблемы с мелочью, очередями в ФМС и прочими трудностями переходного периода.

- Да, у вас всё прошло слишком легко по сравнению с другими регионами. Безусловно, есть экономические сложности: у кого-то сгорели вклады, кому-то не выплатили пенсии - это серьёзные вещи на самом деле. Но то, что произошла настоящая революция и два миллиона русских людей вернулись из оккупации на Родину, спаслись от террора, физического истребления и этнических чисток с учётом искусственно подогреваемого Киевом и Вашингтоном конфликта с крымскими татарами, всё это крымчане не прочувствовали до конца, не поняли. Но теперь здесь будет порядок и безопасность: расстрелов и терактов не будет, притеснения по языковому принципу закончены, нарушение прав человека - тоже. А вот в Донецке, Славянске, Краматорске, Мариуполе люди всё почувствовали на себе. Сейчас для них любая Россия со всеми своими внутренними проблемами и недостатками – это спасение. Со стороны крымчан было бы безответственно скептически относиться к тому, что произошло в марте.

- Согласен.

- Это был подарок русским людям от русского государства: ради Крыма Путин рисковал всем - на кону стоял вопрос Третьей мировой войны. Это надо понять и по достоинству оценить. Глядя на сообщения из Одессы, Славянска, Мариуполя и других страдающих городов Новороссии, нужно помнить, что Крым был на волоске от всего этого кошмара. Наши люди сейчас гибнут в Новороссии, испытывают бешеные страдания, нечеловеческие пытки и муки, они – это мы, это часть нашего народа. Поэтому их боль - это наша общая боль. Когда я вижу, что происходит в Славянске, я чувствую каждый выстрел хунты, от каждого взрыва дрожат стены моего дома...

Крым не должен оставаться в стороне от строительства Новороссии - есть множество способов включаться в борьбу. Если Новороссия не устоит, хунта направится в Крым - брать реванш. Так что крымская самооборона ещё не завершилась: ваша судьба, судьба России, решается сейчас в Славянске и Краматорске, Мариуполе, Донецке, и Луганске.

Благодаря Путину олигархи-фрондёры либо отправились в тюрьму, либо обратились в бегство, остальных приструнили – на Украине такая феодальная система сохранилась и окрепла

«Коломойский — это реинкарнация Березовского»

- На Украине мы видим классический вариант феодалима — Порошенко в Киеве (а теперь уже и президент всей Украины), Коломойский - в Днепропетровске, Ахметов — в Донецке: эдакие князьки-феодалы со своей армией наемников, с обслуживающими их медиа, с рабсилой, ЧВК и прочими атрибутами. К примеру, Ахметов не может бездействовать — что он, на ваш взгляд, предпримет — ведь обьявлена национализация его собственности? 

- Я являюсь идеологическим противником крупного частного капитала и космополитической олигархии, которая приносит национальные интересы в жертву своим частным потребностям, потребностям транснациональных корпораций и всей современной западной системы, покоряющей планету. Если человек обладает крупным частным капиталом, но является патриотом и ставит ценности социальной справедливости и национальные интересы выше своих собственных - другое дело, но если его сердце следует за его деньгами - он враг! В России тоже была своя олигархическая республика в девяностые годы, которые я всем сердцем ненавижу. Путин нормализовал эту ситуацию: олигархи-фрондёры отправились в тюрьму либо обратились в бегство, остальных приструнили; а на Украине такая феодальная система сохранилась и окрепла. Тот же Ахметов контролирует всю экономическую ситуацию на Донбассе, но у него нет никакой политической основы. И не может быть, потому что сегодня хунта нацелилась на его активы, фактически объявив ему приговор; с Москвой он тоже не посчитал нужным наладить хоть какие-либо отношения, а местных руководителей Народной Республики он просто попытался купить – занёс народному губернатору Губареву 20 миллионов долларов, но он не продался. Представьте только, ведь Губарев - небогатый человек. Так же было с Пушилиным, Пургиным и другими лидерами народного ополчения. Раньше Ахметову удавалось покупать политиков, но времена изменились. У него и армия частная есть, и огромные деньги, но политического веса - никакого. Мы видим противостояние экономики и политики, но политика всегда сильнее денег. Если крупный частный капитал игнорирует политические интересы и волю народа, ничего кроме национализации он не получит. В этом заключается авангардное значение проекта Новороссии.

- Как вы обьясните поведение другого феодала — Коломойского: эту наглость и прыть?

- Я вижу его как некое перевоплощение Березовского. Если это будет выгодно его бизнесу, он способен на всё: нацепить на голову свастику, поджечь синагогу, принести в жертву своих соплеменников - ему без разницы. Он финансирует «Правый сектор», из-за которого гибнут мирные люди, он объявил войну России, он бросил вызов Путину. Однако те, кто так отчаянно рискует и идёт напролом, могут выиграть: ведь подобная дерзость иногда шокирует и парализует сопротивление.

При этом подчеркну, что речь идёт о конкретном персонаже - неонацистском феодальном князьке из Днепропетровска, и это не имеет никакого отношения ко всем евреям. А Коломойский обязательно вступит в жёсткие противоречия с Порошенко - это неизбежно. К тому же, рано или поздно откроются глаза и у наших противников – «западенских» радикалов, и они поймут, что отдают свои жизни не за страну, а ради его олигархических интересов. И это, безусловно, нам будет на руку.

«Как отличить друга Новоросии от врага»

- Недавно вы озвучили так называемую «дорожную карту» идеологии Новороссии, расскажите о ней: как отличить сегодня друга от врага?

- Правила таковы: кто признает хоть какую-то легитимность хунты и результаты выборов — враг, кто не признаёт — друг. Второе: кто видит судьбу Новороссии в составе унитарной Украины — враг, кто настаивает на полном суверенитете и вхождении в состав России — друг. Третье: кто твёрдо стоит за Россию и её Президента — друг, кто выступает против российской государственности, сеет панику и призывает к восстанию в самой России — враг. И последнее - кто ориентирован на олигархов и политтехнологов, — враг, потому что рано или поздно это кончится покупкой и продажей всего. Кто стоит на стороне народа, кто выступает за национализацию — друг.

Другие позиции могут быть различны — правые (патриот, националист), левые; сторонники славянской идеи - у всех есть своё видение будущего Новороссии. Кто-то выступает за её немедленное вхождение в Россию, кто-то говорит, что стоит это отложить; кто-то за сохранение украинского языка как второго государственного, кто-то против; кто-то за одну фигуру в качестве лидера Новороссии, кто-то - за другую. По этому поводу можно спорить, устраивать дебаты, иметь разные позиции, но эти четыре базовых принципа должны быть неизменны и все должны им следовать. В нынешней ситуации раздрай недопустим, поскольку это играет на руку нашим врагам.

 Украинское общество окончательно спятило, потому что Ляшко, набравший столько голосов на выборах, не просто больной националист-гомосексуалист, он ещё и педофил

«Евромайдан разрушил все»

- Как вы прокомментируете недавние президентские выборы?

- Запад решил протащить в президентское кресло Порошенко, как человека, который якобы способен нормализовать ситуацию в стране. Но он ничем не отличается от других олигархов старой криминогенной формации, присутствующих во власти все прошлые годы; он финансировал майдан, он такой же кровавый преступник, как и все остальные лидеры хунты.

- Вас удивили проценты, набранные Ляшко?

- Ляшко получил много голосов и это означает только одно: украинское общество окончательно спятило, потому что он не просто больной националист-гомосексуалист, он ещё и педофил (в Крыму против него заведено уголовное дело по соответствующей статье). То, что Ярош набрал совсем мало голосов, означает, что все эти радикальные националистические идеи не пользуются никакой реальной поддержкой среди украинцев, кто бы что  не говорил.

И наконец, ожидаемый провал криминальной авантюристки Тимошенко, не досидевшей свой срок, свидетельствует о том, что ей больше вообще никто не верит. Что касается Кличко, который не участвовал в президентской гонке, но был активен на майдане прошедшие месяцы, можно сказать только одно - когда слышишь его речь, понимаешь, что глупее человека представить сложно, даже среди украинской элиты. Это человек с отшибленным речевым аппаратом, с абсолютно галлюцинаторной, олигофренической манерой изъяснения. Может как спортсмен он действительно хорош, не спорю, но как политический деятель он - полный ноль. Такая картина скорее описывает не политическое содержание страны, а психиатрическую палату. Эти выборы можно считать «яко небывшими», - как сказали бы в старинные времена, - есть они, нет их, поменяют одного слабоумного руководителя на другого – это ничего не изменит.

- Категорично звучит...

- Украины больше нет, и у неё практически не осталось шансов выжить в любом формате.Крым ушёл, формируется Новороссия, а что Западная Украина? У неё нет никакого проекта, она не имеет никаких «дорожных карт» и договорённостей с кем бы то ни было. «Евромайдан» разрушил всё - они хотели единую и сильную Украину и под эти светлые лозунги разрушили её. Они хотели в Европу, но кто их туда теперь возьмёт? Для того чтобы Украину приняли в ЕС и в НАТО, нужно создавать новое государство. По уставу НАТО, страна у которой есть территориальные претензии (Крым!), не может быть принята в альянс.

«Битва за Украину — это прелюдия к битве за консервативную Европу» 

- Кстати, «евромайдан» был униатским - его активисты захватывали православные храмы, а униатские священники призывали убивать «жидву и москалей».

- Униаты возникли, когда между православием и католичеством существовали очень серьёзные противоречия, и они были «пятой колонной» католичества. Но постепенно католичество перестало выполнять в Европе роль идеологического форпоста западной цивилизации. Оно само оказалось на периферии. И, как это ни парадоксально, сегодня католичество является не врагом православию, а скорее прагматическим союзником. Потому что это христианские церкви, не имеющие ничего общего с современным постмодернизмом и гиперсекулярностью, будь-то неистовства «Femen» или «Pussy Riot». А вот униаты исторически остались на той стадии конфронтации. Они как забытый отряд, продолжающий вести борьбу на законченной войне.

- Они свою борьбу преподносят по-другому.

В Европе идёт разделение на атлантическую – проамериканскую, и континентальную – консервативную. Для последних Путин сейчас является иконой, лидером

- В украинском обществе сложилось абсолютно утрированное представление о Европе - на самом деле она совершенно не антироссийская. Там есть проамериканская политическая элита, но это не народ Европы, это не бизнес Европы, потому что они в значительной степени видят Россию в качестве союзника, а не врага. Единственные, кому это на руку, – американцам, которые хотят поссорить нас с европейцами, нас между собой, униатов и православных, и католиков. В Киеве проявляется агония американской империи, это не «евромайдан», это самый настоящий «амеромайдан» и он выгоден США. Даже если Украина перестанет существовать, они приносят украинцев в жертву своим политическим интригам, так же как и Коломойский, чтобы продлить свою падающую гегемонию. Это всё настолько далеко находится от жизненных интересов США, что рисковать своей страной перед ядерной Россией они точно не будут. В результате, Украины нет, украинцы обречены воевать с русскими и проиграть им. Да, Россия возвращает Крым и Новороссию, увеличивает своё население, отвоёвывает свои стратегические позиции. Но американцы могут продвинуть свои базы ближе к нашим границам. Между украинцами и русскими протекает река крови, которую долго ещё будут помнить. Мы теряем многое, украинцы теряют абсолютно всё, Европа тоже в проигрыше. И единственные, кто ничего не теряет, главные зачинщики этого конфликта – американцы. В этом отношении, мне кажется, американская операция, хоть и с огромными для них издержками, удалась, потому что ряд задач они даже при самых негативных обстоятельствах выполнят.

Кстати, в Европе тоже идёт разделение на атлантическую - проамериканскую и континентальную – консервативную. Для последних Путин сейчас является иконой, лидером. Для проамериканской Европы он – враг номер один. Поэтому битва за Украину - это прелюдия к битве за консервативную Европу!

«Границы Русского мира нужно строить очень деликатно»

- В своей фундаментальной работе «Четвёртый путь» вы рассказываете об альтернативном пути развития России. Сложно, конечно, в двух словах пересказать многотомник, но все-таки...

- Эта книга вышла на десяти языках, причём я не принимал в этом никакого участия. Это означает, что моя идея рассматривается многими как манифест мирового альтернативного консерватизма. Смысл политической теории заключается в том, что она отрицает либерализм, коммунизм и фашизм, как три главные политические теории. Эти три идеологии возникли в Европе нового времени - это идеологии модерна, а нам нужны другие ориентиры: надо мыслить уже за его пределами, мыслить в религиозном, традиционном, корневом обществе, но и одновременно в постмодернистском ключе, который критикует и подвергает деконструкции весь модерн. Это соединение лежит в основе «Четвёртой политической теории».

Взгляните на Россию  - Путин либерал? Нет. Коммунист? Нет. Фашист? Нет. Его консерватизм ещё идеологически не определён (консерваторы - это те, которые хотят затормозить прогресс) - только и всего.  «Четвёртый путь» - это единственный путь развития, для России в первую очередь. Русский мир - это целая цивилизация, которая включает в себя не только православное славянское население, но и те народы Азии и Кавказа, которые связанны с нами единством судьбы. Я описываю Русский мир как синоним евразийства. Евразия – это огромная территория, всегда отличавшаяся от традиционной Европы и Азии. Русский мир, православная идентичность и евразийский – туранский комплекс создают цивилизацию в очень особых границах, которые не выходят южнее евразийской цепи гор, и до Карпат; на Западе их объём сейчас выясняется, мы как раз присутствуем при определении цивилизационных границ. Например, Галичина и Волынь не ассимилированы, и когда они оказались с нами, они, то и стали источником огромных деструктивных процессов. Поэтому лучше иметь естественные границы, нам чужого не надо — я имею в виду  Польшу, Финляндию или Прибалтику. На мой взгляд, это части другой цивилизации – восточноевропейской, которые должны быть нам дружественными и они будут таковыми, если мы не будем стремиться устанавливать над ними прямой контроль. Границы Русского мира нужно строить очень деликатно, с большим умом. Только что подписан документ о создании Евразийского экономического союза с Белоруссией и Казахстаном - мы же не завоёвываем никого, а наоборот, полностью уважая суверенитет этих государств, их самобытность, сближаемся с друзьями. На мой взгляд, это самый лучший способ: демократический, спокойный и миролюбивый.


/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
Статья опубликована в номере от 02.06.2014

Дугин Александр
Философ, политолог, социолог. Профессор, лидер Международного Евразийского движения
Источник: Симферополь (http://zerkalokryma.ru/lenta/people/interview/nado_gotovitsya_k_bitve_za_novorossiyu/)




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта